Спецвозможности
Интервью

Наталья Гордейчук: Бизнес — это искусство, как и живопись или музыка

25.12.2016
1641
Наталья Гордейчук: Бизнес — это искусство, как и живопись или музыка фото, иллюстрация
Наталія Гордійчук, засновниця компанії "Агрітема"

"Агритема" своими биорешениями кардинально меняет подход к земледелию. О биоинновациях, которые более 10 лет компания предоставляет аграриям, рассказывает основательница — Наталья Гордейчук.

 

 

— Некоторые считают, что женщина не может быть хорошим бизнесменом. Вы, очевидно, не согласны с таким мнением. Как относитесь к словосочетанию «женщина и бизнес»?

—Женщина не должна стремиться любой ценой стать хорошим бизнесменом, она должна быть собой. Если ее «драйвит» от любимого дела, если у нее от природы способности видеть в бизнес-идее потенциал, а в отлаженном бизнесе систему — тогда это действительно ее дело, и она создаст нечто стоящее. 

— Вы считаете, что в человеке предпринимательская жилка должна быть от рождения? Или форс-мажорные ситуации могут круто повернуть жизнь и заставить добиться всего вопреки «генам»?

— Дело не в предпринимательской жилке — она ​​нужна, скорее, чтобы торговать на рынке, — а в таланте. Бизнес — это же такое само искусство, как и живопись или музыка. Если мы, конечно, говорим о бизнесе с идеей или миссией. Но бывает, что не складываются обстоятельства, которые подтолкнули бы человека начать что-то делать: либо все слишком хорошо и комфортно, или все очень плохо и ничего не хочется. Она может заниматься чем угодно и мечтать о собственном деле. Но мечты могут так и остаться мечтами, если не произойдет что-то такое, что изменит приоритеты.

— О какой профессии мечтали в детстве? 

— С детства я хотела быть кардиохирургом, а в подростковом возрасте — художником-графиком и скульптором.

Родилась в Киеве 20.12.1977 г. в семье журналистов.
1994 — окончила СШ №130.
1999 — окончила Национальный университет им. Т. Шевченко, романо-германский факультет, по специальности переводчик с французского и английского языков.
2000 — начала работать в компании «Чумак».
2002-2005 — собственные курсы бизнес-английского для банков и торговых компаний.
2005 — ассистент директора ООО «Агрико Украина».
2006-2012 — руководитель Becker Underwood, маркетинг-директор ООО «Агрико Украина».
С 2012-го — основатель и директор по развитию бизнеса ООО «Агритема».
2014-2016 — ЕМВА в Киево-Могилянской бизнес-школе. Получила два диплома: МВА и второе высшее образование (экономическое) в Киево-Могилянской Академии.
С сентября 2016 — руководитель АГРО МВА в Киево-Могилянской бизнес-школе.
Муж — Гордейчук Николай Павлович, основатель и директор ООО «Агрико Украина».
Имеет трех дочерей.
Хобби — скульптура, лыжи. Приобретает PPL (лицензию частного пилота) в Киевской авиационной школе.

Сейчас Вы — успешная бизнесвумен, а вот какой была Ваша первая профессия и как жизнь привела Вас в агросферу?

— По первому образованию я филолог, переводчик с французского и английского языков, закончила Киевский университет имени Тараса Шевченко, романо-германский факультет. С 24 лет работала, сначала в компании «Чумак» переводчиком и ассистентом генерального директора, Йохана Бодена, а потом открыла свои курсы бизнес-английского для сотрудников банков и компаний, которые работали с иностранными партнерами. 30-летней решила попробовать свои силы в роли офисного работника и попросилась в компанию мужа, которую он основал. Фирма занимается импортом, выращиванием и продажей семенного картофеля. Я начала помогать мужу как его ассистент и со временем взяла на себя новое направление, которое не было связано с картофелем, хотя и касалось семян. Это была попытка помочь выйти на рынок Украины одной, неизвестной в то время нашему производителю, американской компании Becker Underwood. Первыми шагами в сотрудничестве с компанией Becker Underwood, европейский офис которой расположен в Тулузе, стало содействие в поиске потенциальных клиентов — семенных заводов и заключении двуязычных контрактов (вот где пригодились мои знания английского и французского языков).

Постепенно я изучала специфику работы с семенами подсолнечника, кукурузы, овощных и зерновых культур. Открывала для себя мир полимерных красителей и протравителей для семян, тонкости смешивания препаратов и пигментов, тайны уникальных рецептур.

Все это было совершенно новым для меня, поэтому очень захватывало. И я даже частично реализовала свою юношескую мечту — стать художником, потому что работа с цветами, оттенками, их смешивание было истинным творческим процессом.

Давали ли Вам ценный совет, который помог и помогает в жизни?

— «Глаза боятся, а руки делают», — так всегда говорила моя бабушка, когда я приезжала к ней на летние каникулы и не хотела что-то делать по хозяйству или на грядках. Именно эти слова я всегда вспоминаю, когда передо мной не очень приятное, тяжелое или даже неподъемная задача. Тогда «закрываю глаза» и делаю.

Также очень много ценных советов мне любил давать мой муж. Особенно, когда я работала под его руководством. Со временем, когда мой проект из хобби превратился в самостоятельное направление, я решила основать отдельную компанию.

Расскажите о Ваших первых шагах в карьере. Как они Вам дались?

— Очень нелегко давались в начале, потому что женщину в агробизнесе воспринимали скептически, особенно если она приезжает на завод на высоких каблуках и говорит о каком-то смешивании цветов, европейских стандартах контроля пыли. Позже, когда я начала заниматься микробными препаратами компании Becker Underwood (2008-2010 гг. зарегистрировала инокулянты для сои HiCoat Super, HiStick) и активно пропагандировала экологические технологии фиксации атмосферного азота в противовес химическим азотным удобрениям, то столкнулась со скептическим отношением агрономов.

Закладка научных и производственных опытов в институтах, агрохолдингах и небольших хозяйствах; статьи с описанием мировых практик использования инокулянтов и технологий выращивания сои; семинары, презентации на конференциях — все это за несколько лет способствовало завоеванию доверия агрономов к микробным препаратам, а впоследствии — и завоеванию 30% рынка инокулянтов для сои.

Когда в 2012 году химический концерн BASF купил компанию Becker Underwood, то ему достались уже освоенные рынки, правильно спозиционованные нами инокулянты, которые очень легко продавать.

Вашу компанию называют одной из самых динамичных в агросекторе. Расскажите, пожалуйста, подробнее, с чего начиналась деятельность. Как появилась компания «Агритема»?

— Как уже говорила, компанию «Агритема» зарегистрировали гораздо позже, чем я начала работу над проектом продвижения и дистрибуции полимерных красителей и инокулянтов для семян. «Агритема» родилась 20 августа 2012 года.

11 лет — срок серьезный. Если сравнивать работу компании тогда и теперь, что изменилось?

— Когда я только начинала свое сотрудничество с компанией Becker Underwood в 2005 году, то мы были первыми и единственными на рынке с такими продуктами. Это были инновации, которые облегчали работу производителям семян, но требовали определенных знаний и компетенций. Мы сами много учились и учили наших клиентов. Занимались не просто импортом и дистрибуцией препаратов, но и тщательной исследовательской работой, погружением в бизнес-процессы клиентов и поиском решений, которые подходили именно им. Отсюда и наш слоган: «Наилучшие решения для семян».

Теперь, когда мы не занимаемся эксклюзивно продуктами Becker Underwood и их продают несколько десятков дистрибьюторов, полимерные красители и микробные препараты превращаются из искусственного smart-продукта на Энн позицию ассортимента, которую нужно продать. Теряется ценность для клиента, потому что он не получает должного сопровождения.

Практика продаж химических продуктов показывает: когда очень многие продавцы одного продукта, единственная конкретная преимущество — это цена. И процесс дистрибуции скатывается к демпингу.

 

Сейчас «Агритема» — это своеобразное сочетание бизнеса и науки. Возникают проблемы общения бизнеса и ученых в команде? Как формировали ее?

— Если компания хочет достичь успехов, она должна делать что-то одно — то, что ей удается лучше всего. Мы не научная компания, мы скорее поставщики глобальных инноваций, наши ключевые процессы — аналитика глобальных трендов в микробиологии и маркетинг. Наукой должны заниматься ученые, а коммерцией и маркетингом — профессионалы этой отрасли. Научно-производственную деятельность мы отдали на аутсорсинг международным лидерам отрасли, а работу с локальным рынком оставили себе. Это оптимальная на этом этапе модель развития. Если говорить об общении бизнеса и науки, то проблем не возникает вообще, потому что, в отличие от отечественных ученых и производителей аналогичных препаратов, представители иностранных институтов микробиологии и производителей микробных продуктов глубже понимают логику бизнеса и настроены на стратегическое развитие, а не на сиюминутную выгоду.

Наша команда — результат совместного роста из небольшой группы единомышленников к профессионалам пока нишевого, но очень перспективного направления агротехнологий.

Как сегодня построена работа Вашей команды?

— Как я уже говорила, мы подходим к ведению бизнеса по такому принципу: все, что можно отдать на аутсорсинг, мы отдаем. На мой взгляд, это правильная бизнес-модель, которая целесообразна именно в наше время, ведь позволяет и экономить, и зарабатывать. Если мы компетенции в маркетинге, в поиске инноваций, в промоушене, то делаем это очень хорошо. Что же касается непосредственно продаж... У нас есть штат продавцов, но они работают преимущественно с холдингами (мы напрямую продаем только некоторым холдингам, с которыми работали еще со времен Becker Underwood) и с дистрибьюторами. С нашим дистрибьютором мы сразу четко проговариваем стратегию работы, чтобы ему было интересно с нами работать. И это не только маржа. Реализатор продукции должен быть уверен: клиент, которого он «окучивают» и у которого вкладывает средства и силы — это его клиент, и завтра мы не будем работать с этим клиентом напрямую. Мы очень честно к этому относимся, и в этом — наше преимущество: мы никогда не возьмем готового клиента у дистрибьютора. Опять же, пока у нас нет 50 или 30 дистрибьюторов. Практика продаж химических продуктов показывает: когда очень много продавцов одного продукта, единственное конкретное преимущество — это цена. И процесс дистрибуции скатывается к демпингу, к «выбиванию» лучших условий продаж. 

Наталія Гордійчук, засновниця компанії "Агрітема"Когда «Агритема» была основана, мы немножечко потеряли эксклюзив, и, честно говоря, не знали, куда податься. Думали, что отдельно развивать инокулянты, а отдельно (все же у нас есть лицензия на продажу пестицидов) начнем направление с ХСЗР. Но мы себя «не нашли» в этом бизнесе, он для нас был неинтересным, ведь химический бизнес сводился к простой логистике. А «Агритема» привыкла работать в нишевых бизнесах с топовыми продуктами, которые добавляют стоимость, и потребовалось много времени и средств, чтобы донести его конечному пользователю. Поэтому имеем всего три национальных и два региональных дистрибьютора, плюс продажи из нашего офиса. У нас есть три продавца в офисе и два — в регионах, которые занимаются крупными (национальными) холдингами. В целом таким образом мы «покрываем» всю Украину.

Что Ваша компания сегодня предлагает украинским аграриям?

— Сегодня в нашем портфеле — как микробные препараты для бобовых (инокулянты и стимуляторы роста), так и биологические фунгициды для картофеля, кукурузы, зерновых и бобовых культур; для овощей и ягод, которые выращивают в теплицах (сертифицированные для органического выращивания) фосфоро- и серомобилизаторы для многих полевых культур; осмопротекторы для фруктовых деревьев, антистрессовые препараты и адъюванты и тому подобное.

Бесспорным лидером среди наших препаратов является АгриБактер — жидкий пре-инокулянт для сои, который является самым концентрованным на рынке и содержит два штамма бактерии Bradyrhizobium elkanii, которые способны включаться в процесс азотфиксации в разное время. Именно благодаря наличию этих двух штаммов, которые страхуют друг друга, инокулянт «работает» в разных условиях. Например, в этом году в начале вегетации сои были сильные дожди и первый штамм не сработал, но позже, при наступлении благоприятных условий, «включился» второй штамм и исправил ситуацию. АгриБактер мы продаем с экстендером, подкрашенным синим пигментом. Это сделано сознательно, чтобы просто можно было визуализировать — инокулированны семена или нет, ведь сам препарат бесцветный.

Второй топовый продукт бренда «Агритема» — РизоФикс, который очень концентрирован сухим стерильным препаратом высокоэффективных штаммов Bradyrhizobium elkanii на основе торфа для инокуляции семян сои и люцерны.

Кроме этих двух топовых препаратов, в нашем портфолио есть еще препарат БиоБуст Плюс (Ликвид) канадского производства. Это редкий стерильный препарат, содержащий высокоэффективные штаммы Bradyrhizobium japonicum и Delftia acidovorans. Bradyrhizobium japonicum отвечает за фиксацию азота, а Delftia acidovorans способна окислять фосфор в почве и делать его доступным растениям. Благодаря такому уникальному сочетанию двух различных бактерий БиоБуст Плюс (Ликвид) работает и как азотфиксатор, и как фосфоромобилизатор, и как регулятор роста корневой системы с антистрессовыми и фунгицидными свойствами.

В следующем году мы должны получить регистрацию на препарат Райс Пи компании «Лаллеманд» (Канада). Это препарат на основе Bacillus amyloliquefaciens, который быстро мобилизует фосфор, делая его доступным для растений, чем стимулирует развитие корневой системы. После колонизации в почве эти бактерии вытесняют болезнетворные микроорганизмы из ризосферы, оказывая таким образом пробиотический эффект. Сегодня этот препарат является бестселлером компании «Лаллеманд» во Франции, потому что там запрещено применять фосфорные удобрения, а Райс Пи раз и выполняет функцию этих удобрений. Пока мы не определились с ценовой политикой в ​​отношении  препарата в Украине. Во Франции, например, удобрение стоит 50 евро/га, и этот препарат стоит столько же, ведь он заменяет фосфорные удобрения. В Украине эти удобрения дешевле, даже несмотря на то, что их импортируют. Понятно, что стоит он не так же как во Франции, однако его цена должна быть конкурентоспособной и для крупных предприятий, и для фермеров.

З діловими партнерами  з компанії Lage y Cia (Уругвай)

Еще у нас есть такая задумка — со следующего сезона АгриБактер продавать в комплекте с упаковкой Райс Пи. Эти препараты совместимы, перед нанесением на семена их нужно просто смешать — и получается не просто инокулянт, а одновременно и инокулянт, и фосфоромобилизатор, и регулятор роста с пробиотическим действием. Такого на рынке вообще нет. Мы хотим, чтобы он не стоил вдвое дороже, как инокулянт плюс. Его используют преимущественно на овощах, в теплицах, он имеет регистрацию органического препарата в Европе и очень популярный в Испании, Турции, там, где выращивают много овощей. У нас его зарегистрируют для применения на картофеле.

Еще у нас есть красители и полимеры. И хотя это полностью нишевый бизнес, мы продолжаем ими заниматься. Полимерный краситель — это необходимый элемент обработки семян в Европе и у нас. Очень жесткие требования по контролю пыли, которая образуется после того, как протравители, нанесенные на семена, начинают высыхать. Эту вредную пыль вдыхает человек, от нее пчелы погибают на полях ... Поэтому нужна полимерная пленка, некий фиксатор, предотвращающий осыпание протравителя. И это настолько «умные» препараты (буквально смарт-технологии), ведь эта пленочка саморазлагается и не является фитотоксичной. Она сохраняет достаточный уровень влаги вокруг семени. А когда выпадают осадки и почва достаточно впитывает влаги, она разлагается и семена начинают прорастать. Наличие краски в полимере предоставляет семени хороший внешний вид. Также красители и полимеры обеспечивают быстрое высыхание семян, хорошую текучесть при высыпании из протравителей (поточных или порционных), предотвращают слипание и способствуют легкой упаковке в мешки и дальнейшему посеву. Дополнительные преимущества от применения красителей — возможность отличать средства обработки, которыми были протравлены семена, для обеспечения надлежащих фитосанитарных условий во время его хранения, транспортировки и прорастания, а также лучшая визуализация семян в почве.

Возьмем, к примеру, семена подсолнечника. Если их посеять в черный грунт — их не будет видно, потому что черные. И очень часто возникает проблема: семена не взошли — начинают раскапывать землю и не могут их найти. У нас же семена красят в яркие цвета — и их всегда заметно. Мы были единственными в Украине, кто начал этот бизнес в стране. Мы работали со всеми семенными заводами. С иностранными — «Монсанто», «Пионер», «Сингента», «Евралис». Ну, и с нашими, украинскими. И каждый производитель семян, каждый завод выбирал свой уникальный цвет, по которому его можно было идентифицировать.

Сейчас мы представляем полимерные красители компаний Bayer (эксклюзивно), BASF (на правах субдистрибуции). Но с крупными компаниями работать сложно, они — очень неповоротливы, там много бюрократии. Например, мы знаем продолжительность сезона и объемы посевного материала, которые планируют наши клиенты на следующий год. Мы знаем, когда им потребуются первые партии семян, понимаем, что они сразу не могут заплатить за все. Поэтому первые поставки планируем на начало сентября, до февраля понемногу завозим для каждой компании, что она хотела. Сейчас же крупные поставщики говорят так: «Вы должны в начале июля дать нам заказ, мы привезем в конце октября». Это при том, что некоторые семенные заводы уже в сентябре начинают работать. Но заводы не хотят давать нам заказов на таких условиях, потому что сами не знают своих объемов и товарной номенклатуры. И мы теряем рынок...

Предлагаемые Вашей компанией инокулянты производят за океаном, в Уругвае и Канаде. Не влияет это на их качество, ведь где Уругвай, Канада, а где — Украина?

— Не влияет, ведь одно из преимуществ продуктов, которые мы завозим, — это срок их хранения: полтора года — жидкого и два — сухого. То есть если определенное количество мы или наши дистрибьюторы в этом сезоне не продали, реализуем его в следующем. К тому же производственный цикл на заводах-производителях для нашего полушария начинается в ноябре. Вот именно сейчас для нас ферментируют бактерии (в зависимости от объема — две недели, месяц) и в конце года будет готов полностью наш объем и жидких, и сухих препаратов. В течение 40 дней их доставляют к нам. И в момент, когда холдингам или другим предприятиям потребуется препарат (это где-то середина февраля), он уже есть в наличии в Украине. Имеем собственные склады с температурным контролем (в Броварском районе под Киевом), где всю продукцию хранят при температуре 5 ... 10 °С (даже сохраняем препараты для своих дистрибьюторов, у которых нет собственных складов). Кроме того, мы имеем хороший опыт, чувствуем рынок, проводим работу с конечным потребителем, с дистрибьюторами по конкурентных препаратов — сколько кто и чего завез, сколько осталось. Поскольку время между размещением заказа и собственно поставками препаратов на наши склады в Украине занимает около полугода, мы не имеем права на ошибку. Неправильный прогноз может означать либо дефицит наших продуктов и уменьшение доли рынка, или же велики импортируемые объемы, которые останутся на складах до следующего сезона.

— В чем особенность предлагаемых Вашей компанией технологий и оборудования?Разом із Ніною Зилюк  на Дні поля «Рост-Агро»

— Когда мы начали работать с инокулянтами еще компании Becker Underwood, то столкнулись с тем, что эта технология была довольно нова. Хотя с советских времен мы имели определенные разработки: и инокулянты производили, и соответствующей технологии нас учили. Впрочем, большую ставку делали все же на удобрения. К тому же оборудование для внесения инокулянтов не было. Были машины для протравливания семян, которые травмировали 10-20%, а иногда — и 30% посевного материала. Семена сои очень нежные, и для его протравливания и инокуляции нужно специальное оборудование. Поэтому производя инокулянты, стали заниматься и оборудованием для их нанесения. И это нормально, ведь только так бизнес может развиваться полноценно. Поэтому мы попросили сначала нашего тогдашнего партнера, компанию Becker Underwood, рассказать, с какими производителями и с каким оборудованием они работают. Но с большими заводами, такими как «Кимбрия», «Никлас», «Петкус», которые изготавливают специализированное оборудование в основном для крупных семенных компаний. Нам порекомендовали канадскую компанию «Грэхем Сидс» — это небольшой семейный бизнес. У них очень простая концепция оборудования для обработки семян протравителями, инокулянтами тому подобное. Большинство производителей предлагает оборудование, в котором основным рабочим органом является шнек. В оборудовании компании «Грэхем Сидс» для обработки семян не используют подвижных рабочих органов. Оно имеет аппликатор с двумя ступенями, на каждом из которых установлена форсунка, через которую подается вещество для обработки семян. Бак для смешивания — 120 л (для химии, растворов протравителей), а второй (30 л) — для инокулянтов. Наши препараты совместимы с химией, но если их не смешивать лишний раз, то это лучше. Семена подаются в аппликатор сверху. Далее под действием силы тяжести оно движется вниз, где и поочередно обрабатывается препаратами. Во время движения семян прокручивается и полностью покрывается раствором. Далее оно попадает в закрепленный в нижней части аппликатора мешок. Мы сделали все, чтобы шнек не участвовал в процессе протравливания. Хотя первую партию завозили специальным шнеком с удлиненным крылом, где есть минимальный зазор, чтобы семена не травмировались, но все равно это не идеально. Поэтому мы перешли на ленточные транспортеры, или нории.

Нория Фадеева — популярная в Украине (мы к ней подвешивали мешки с семенами или же находили определенные решения для нашего клиента). Я не скажу, что получилось идеально, но наши клиенты были в восторге от этих норий. В Украине таких протравочных систем несколько десятков. Мы завозили их для среднего и малого фермера, но около 80% приобрели холдинги. Почему? Потому что хоть в холдинге, как правило, есть собственный семенной завод, наш протравитель ставится на трак, газель или пикап и легко перевозится непосредственно в поле, на котором планируется посев обработанным семенами. Таким образом и качество нанесения инокулянтов лучше, и нет нужды перевозить обработанные семена на дальние расстояния. Стоимость такой мобильной системы невелика — 5000 долларов, а пропускная способность — от 3 до 40 т/ч. Этим оборудованием можно обрабатывать любые семена, кроме подсолнечника.

Насколько доступны предлагаемые Вами технологии и продукция украинским аграриям? Расскажите о ценовой политике компании.

— Наши технологии дороже отечественных, так произведенные на лучших мировых биозаводах и имеют значительно лучшее качество (к сожалению, наша наука пока не может себе позволить дорогостоящее оборудование для производства больших партий препаратов с однородным качеством) .Все равно они несколько дешевле обойдутся фермеру, чем конкурентные продукты международных химических компаний.

С какими показателями отработала компания 2016-й и на какой результат планируете выйти по итогам текущего года?

— Нашими лучшими показателями в 2016 году является доля рынка новых препаратов: всего за два сезона работы мы получили 10% рынка по нашим новым брендам инокулянтов для сои АгриБактер, БиоБуст Плюс (Ликвид) и РизоФикс. Также — получение регистраций новых препаратов: биофунгицида Престоп и фосфоромобилизатора и фунгицида Райс Пи. Кроме того, мы заключили стратегические соглашения о сотрудничестве с новыми партнерами — глобальными лидерами семенных технологий.

Наталія Гордійчук, засновниця компанії "Агрітема"

"Дифференцируйся или умри!" Недаром этот известный принцип маркетинга помог не одному бизнеса. Самое главное — верьте в свое дело и делайте все с любовью.

Какие направления бизнеса Вы будете развивать в Украине? Что в перспективе?

— Планируем развивать направление семеноводства бобовых и расширять линейку микробных препаратов.
Наше будущее — в создании продуктов с добавленной стоимостью. Из страны со статусом поставщика сельскохозяйственных сырья мы все больше двигаться в направлении производства готовых продуктов с их последующим экспортом на рынки ЕС и Азии.

Какой, по Вашему мнению, должна быть роль государства в отношении к сельскохозяйственному производителю?

— Государство должно стимулировать развитие малого и среднего бизнеса в агропищевом производстве. Сейчас определенные международные организации и образовательные учреждения инициируют развитие кластеров — географических центров агропищевого производства замкнутого цикла. Среди основных инициаторов — Киево-Могилянская Бизнес Школа, в которой я имею честь возглавлять специализированную программу AgriFood MBA. В рамках инициативы Develop Ukraine мы начали Школу развития кластеров, где обучаем управленцев аграрных производственных компаний, производителей готовых продуктов питания, а также упаковщиков, перевозчиков, трейдеров — всех участников цепочки создания продуктов. Кроме этого, на базе бизнес-школы и при поддержке международных организаций и Министерства АПК я являюсь автором идеи создания платформы Ukranian Food Valley. Ее цель:

— усилить позиции Украины на мировом рынке;

— поддерживать инновации в области пищевых технологий;

— предоставлять украинским агрофуд-разработчикам и производителям информацию, необходимую для создания продуктов мирового уровня и вывода их на глобальные рынки;

— создание объединенного источника информации — коалиций вокруг области, помощь в сборе достоверной информации о мировых трендах и инновации в пищевой промышленности, выпуск тематических дайджестов, организация Агрофуд-конференций и других событий, которые позволят участникам «Долины» обмениваться информацией, опытом и контактами.

Кто не работает, тот не ошибается. Поэтому за 11 лет, видимо, были ошибки и просчеты. Как с ними справлялись?

— Конечно, ошибки были и еще будут. Это касается и неправильно выбранных стратегий и работы над убыточными проектами. Все это есть у каждого бизнеса, особенно на этапе «детства». Самое главное — понять, что есть природные отклонения, присущие каждому циклу развития компании, а есть аномальные. Последние необходимо распознавать и как можно быстрее устранять.

Но я благодарна каждой ошибке, потому что она становилась уроком, который добавлял опыта и делал более мудрым руководителем.

Еще одна жизненно важная для руководителя черта — умение общаться с людьми (как с собственными сотрудниками, так и с клиентами и поставщиками). Умение слышать, а не только слушать. Звучит банально, но оно спасает от катастрофы.

Также хочу отметить особую роль в нашем успешном плавании по бурным волнам агробизнеса капитана нашего корабля — директора компании Нину Зилюк. Это моя родная сестра, юрист по специальности. Мы двойняшки, поэтому, наверное, самой судьбой предназначены дополнять друг друга. Ее профессионализм, организаторский талант и стиль руководства не раз выручали нас в трудных ситуациях, помогали избежать ошибок.

— Какие проблемы Вас беспокоят больше всего?

— ­Если говорить об украинском бизнесе — это низкая культура общения, что является причиной 99% проблем. Руководители не могут четко коммуницировать задачи своей команде, здесь начинаются «гадания»: кто и что имел в виду. Далее недоразумение наслаиваются как снежный ком. В результате — отсутствие согласованной работы и недовольство клиентов.

Раскройте нашим читателям секрет, благодаря чему в течение десятилетия удается решать досадные проблемы без негативных последствий для компании?

— Мы просто честно выполняем свою работу. Честно и настойчиво движемся к нашей мечте, заявленной в миссии компании: адаптируя уникальные биоришення к Вашим условиям, мы делаем нашу землю более плодородной, а выращиваемые культуры — экологически чище. Мы верим, мы знаем, мы можем менять нашу землю вместе!

 

О. Ермоленко, 

o.yermolenko@univest-media.com

Интервью
клубника
Рынок ІТ-решений для сельского хозяйства в мире достигает $400 млрд в год. Применение ІТ-технологий значительно увеличивает производительность аграрного производства.
Леонид Козаченко, народный депутат, президент Украинской аграрной конфедерации
Реально ли «запустить» земельную реформу в Украине уже через год? Как государство должно защитить владельцев паев и аграриев? Что ждет их в 2017-м? Удастся ли преодолеть коррупцию в государстве? На

1
0