Спецвозможности
Агробизнес

Виталий Саблук о налоговых льготах и синдроме постсоциалистической экономики

28.10.2016
2420
Виталий Саблук о налоговых льготах и синдроме постсоциалистической экономики фото, иллюстрация
Виталий Саблук, заместитель директора ННЦ «Институт аграрной экономики», член НОО «НЕП»

Во многих странах коммунистического лагеря и, конечно, в СССР, частное предпринимательство приравнивалось к уголовному преступлению. В том числе индивидуальная сельскохозяйственная деятельность граждан. Лозунги за 25 лет изменились. А правовое поле, регуляторная политика и, особенно, ментальность - практически нет. Обо всех нюансах отечественного и европейского налогообложения сельхозпредпринимателей propozitsiya.com рассказал заместитель директора ННЦ «Институт аграрной экономики», член НПО «НЭП» Виталий Саблук.

В сельском хозяйстве диспропорция экономических свобод для миллионов граждан, которые формируют частный предпринимательский сектор, и сельхозпредприятий, которые являются правопреемниками советских прототипов — колхозов, совхозов и их трестов, формируют корпоративный сектор, поразительная! Дискриминационное положение частного сектора перед корпоративным достигло апогея во всех плоскостях — в налоговых льготах, в прямой поддержке, в доступе к знаниям и организованному рынку.

В европейских странах экономические свободы распределены наоборот. Они в первую очередь предоставлены гражданам, а не юридическим лицам.

Налоговые привилегии

Право заниматься индивидуальной деятельностью самостоятельно и иметь с этого доходы являются главной конституционной привилегией гражданина любой развитой страны, для чего не надо ходить в налоговые за какой-то там регистрацией. Почти везде эта деятельность, которую часто называют прибыльной, делится на сельскохозяйственную (1), промышленную (2) или самостоятельную профессиональную (адвокаты, аудиторы, ветеринары и т.д.) (3). Другим видом деятельности гражданина с целью получения дохода является несамостоятельный труд (зарплата) (4).

В законах о доходах (прибыли) физических лиц любой развитой страны содержатся нормативы дохода граждан от капитала. По их делят на доходы от дивидендов (в том числе от выплат на судьбы или акции сельхозпредприятий, после того, как эти предприятия оплатят «корпоративные» налоги) и ценных бумаг (5), доходы от сдачи в аренду (6) и доходы от пенсий и страховок (7).

Итак, семь частей закона, семь разделов декларации, любой человек обязан заполнить.

Основным налогом для большинства фермеров практически всех европейских стран является налог с доходов (прибылей) физических лиц, а основны форм хозяйствования — индивидуальное, семейное фермерство без создания юридического лица и простые общества граждан, созданные на основе договора, позволяет облагать налогом не результат деятельности общества, а отдельно каждую его долю пропорционально участию гражданин-участников.

Для собственноручно работающих фермеров законодательно установлены нормы, которые мы бы, учитывая наши стереотипами восприятия, назвали нормами для группы физических лиц-плательщиков единого налога. И, в противовес нашему налоговому законодательству, ни в них, ни в других европейских налоговых законах вы не найдете «нашей» 4-й группы плательщиков. Как отметил руководитель проекта «Украинско-немецкий диалог» доктор Зассу на комитетских слушаниях по семейному фермерству 12 октября 2016, в Европе все юридические лица и физические, которые «не вписываются» в эти рамки, облагаются налогом на общих основаниях.

Главные налоговые привилегии в развитых странах прописаны именно в законах о налогообложении граждан. Они не имеют никакого отношения компаний или их владельцев, для которых в Украине создали специальную 4-ю группу и «закрыли» ее от доступа работающих в сельском хозяйстве граждан-частников.

Главные привилегии в Европе:

— нулевая ставка налогов в определенной величины дохода (прибыли) от индивидуальной деятельности гражданина;

— возможность не учитывать доход (прибыль) от индивидуальной сельхоздеятельности, если он меньше установленной «нижний предел». В Германии, например, такая нижняя планка — € 900 в год на одного человека. Однако любой участок земли должен декларироваться, как и сельхоздеятельность, которая на нем осуществляется, если доход выше «нижнего предела». То есть, чтобы получить нулевую налоговую ставку, нужно рассчитать налоговую базу. Это правило «кнута и пряника» является, кстати, одним из предохранителей против теневого производства;

освобождение от ведения бухгалтерского учета и возможность рассчитывать доход по нормативу на гектар или на корову в случае, если ферма (хозяйство) или ее часть, которая приходится в случае совместного хозяйствования на одного человека, меньше установленного законом размера. В той же Германии — это 20 «сельскохозяйственных» гектаров или 50 гектаров лесных насаждений. Средний норматив дохода в таком случае — € 350 с гектара в год для сельхозземель. Он учитывает все, поэтому норматив дохода от содержания коров, если их не более 50 голов в этих 20 гектарах, — ноль;

возможность платить НДС как процент от цены по компенсационным ставкам, которые в несколько раз ниже «обычных процентов», по которым платят этот налог все остальные, обсчитывая свою добавленную стоимость. Разрешается не вести «налоговый» учет, всю эту «тяжелую» для рядового работника писанину с входящим и исходящим НДС. В некоторых странах такое право дается и среднеразмерным хозяйствам, а также фермам с регистрацией юрлица, но все (!) предоставляют его в первую очередь для поддержки малых ферм. Чехия позволяет не платить НДС при обороте хозяйства в € 31000 в год. Франция компенсирует наименьшим собственноручно хозяйствующим фермерам-гражданам, которые попадают в эту «группу упрощенцев-единщиков» согласно законодательству.

Это «джентльменский набор» привилегий «капиталистического Запада» для самостоятельно хозяйствующих крестьян, чтобы выровнять их возможности конкурировать с крупными индустриальными агрохозяйствами ради сохранения социальной направленности сельской экономики, удержания высокого уровня занятости, повышения сосотоятельности сельских общин, повышения спроса на продукцию других отраслей своих экономик как результат достаточно высоких доходов от хозяйственной деятельности в подавляющей массы самостоятельно работающих граждан в сельской местности.

Эти привилегии не доступны сельхозтоваропроизводителям - юридическим лицам. Они нигде не освобождаются от налога на прибыль и налога на выплату дивидендов учредителям (в Германии 15% и 25%). Поэтому физическое лицо, если не работает в своем хозяйстве (облагается доходом от капитала), сразу теряет более трети по сравнению с гражданином, который занимается фермерством как индивидуальной деятельностью.

Какие же привилегии, в том числе налоговые, имеют другие производители в европейских странах, в том числе крупные фермерские хозяйства и сельхозпредприятия? Список достаточно широк. Это и возможность «переносить» убытки предыдущих периодов для уменьшения прибыли текущего года, и ускоренные методы амортизации новой техники, оборудования, сооружений, и право продолжать «фермерскую книгу» при переходе собственности от отца к сыну, и льготное налогообложение инноваций природо- и энергосберегающего характера, и тому подобное.

Подавляющее большинство опросов фермеров в ЕС показывает, что средние и крупные фермеры и руководители сельхозпредприятий на первое место по важности для себя ставят вышеуказанные привилегии, в то время, как малые фермеры, которые хозяйничают без регистрации юрлица, на первое место ставят привилегии согласно закона о налогообложении доходов граждан. Эти же налоговые привилегии для малых производителей, которые выписаны в законах о налогообложении индивидуальной деятельности и доходов граждан, по мнению фермеров и многих экспертов, являются более действенными, чем прямая поддержка.

Прямая поддержка

Это вторая, после налоговой, плоскость, в которой сектор индивидуальной занятости граждан находится в существенно худшем положении, чем корпоративный сектор.

В европейских странах прямая поддержка доходов «на работающего малого фермера» по объемом не меньше, а то и больше, чем поддержка производства «на гектар». В Германии в 2014 году самостоятельно работающим на своих фермах людям (так называемые статьи социальной направленности) предоставлено € 3,7 млрд поддержки (€ 2,2 млрд на частичную компенсацию пенсионных отчислений, € 1,5 млрд на частичную компенсацию медицинских и социальных страховых взносов), и только € 3 млрд распределены между всеми производителями «на гектар».

Особливості фінансової підтримки фермерів у Німеччині

Нетрудно провести расчеты: даже если взять всех почти 700 тысяч работающих в сельском хозяйстве Германии, то на одного человека приходится более € 5,2 тысяч. Если взять все 16,75 млн гектаров сельхозугодий страны, то на 1 приходится лишь € 179. Замечу, что мелкие производители тоже получают поддержку на свои гектары, в то же время наемные работники немногочисленных сельхозпредприятий, состоятельные крупные фермеры в доступе к статьям «социальной» поддержки существенно ограничены. По умолчанию в пересчете на наемного работника такая поддержка в европейских странах не будет предоставляться, более того, работодатель будет обязан брать на себя часть социального страхования наемного сотрудника как процент от его заработной платы, что также уменьшает доходы предприятия и, соответственно, сумму, распределяться между учредителями.

Доступ к знаниям, практикам и организованному рынку

Это третья плоскость неравноправия между частным и корпоративным секторами в Украине. Многие слышали от фермеров, что членские взносы в сельскохозяйственные палаты или иного подобного рода организации по сути являются скрытыми налогами. Это — правда. В большинстве европейских стран действует правило связанного условия — фермер имеет доступ к налоговым льготам или прямой поддержке, если он платит с каждого гектара или каждой головы скота € 10-20 взноса. Эти средства удваиваются-утраиваются бюджетными субсидиями и направляются такими организациями на постоянное повышение знаний, на распространение передовых практик и навыков среди всех фермеров. То есть, платят больше большие, у них больше гектаров или поголовья, а учатся все одинаково. Такая деятельность дополнительно усиливается оплаченной за счет государства многочисленным сообществом экспертов-советников. В австрийской Штирии, например, количество однодневных занятий для фермеров членов палат — 38-40 в год или примерно 3 занятия в месяц. Деятельность палат является одним из важнейших инструментов аграрной политики в повышении производительности и урожайности на фермерских хозяйствах, в усилении гарантий соответствия их продукции новейшим требованиям пищевой безопасности, в предупреждении распространения эпидемиологических заболеваний. Именно поэтому такого разрыва в урожайности зерновых или производительности молочных коров между малыми и крупными производителями как у нас, в Европе нет.

В Европе у фермеров, которые маркетують свою продукцию самостоятельно, нет ограничений в доступе к конечному потребителю. Наоборот, им разрешено больше, чем другим. На субботних ярмарках разрешено торговать только им, никаких посредников — только лично члены фермерской семьи. Стены и потолок доброй половины итальянских, французских или швейцарских прифермский сыроварен покрыты слоем плесени и не соответствуют современным требованиям пищевой безопасности, однако 100-200-х летняя история безопасного потребления продукции из этих ферм, ответственность фермеров, от отца к сыну, которые осознанно пошагово следуют проверенной технологии в таких условиях и дорожат доверием к себе со стороны клиентов, большинство из которых знают в лицо, с которыми общаются каждую субботу, считаются контролирующими органами более надежным предохранителем от некачественного продукта, чем видеокамеры и квалификация наемных работников на современных сельскохозяйственных и пищевых предприятиях. К самозанятым фермеров применяется надзор, их относят к наиболее неблагонадежным группам производителей по пищевым рискам. Другие — под постоянным контролем, торгуют на общих правилах, никаких поблажек.

Украинские реалии

Неравенство прав между частным и корпоративным секторами в украинском сельском хозяйстве, в противоположность европейским реалиям, не является новым явлением. Она не возникла в последние годы, а является следствием особенностей регуляторного поля, которое нам досталось «по наследству» со времен государственно-социалистической экономики. Некоторые международные эксперты называют это синдромом постсоциалистической экономики. Более того, разрыв между экономическими свободами двух секторов увеличилось именно десятилетие - полтора назад, и не столько за счет развития одного, корпоративного, хоть он и получил значительные привилегии, а в большей степени из-за игнорирования прав производителей другого, частного. Фермерство как индивидуальная деятельность граждан до сих пор не имеет своих рамок ни в налоговом, ни в социально-пенсионном, ни в пищебезопасном поле.

Первые шаги по исправлению ситуации начали делаться только в последние годы. Принятие поправок в закон «О фермерские хозяйства» по семейным хозяйствам — первый из них, который, помимо прочего, определяет возможность самоидентифицироваться в налоговом поле всем членам семьи через голову хозяйства. Такой подход практикуется во многих странах Европы, часто его называют правом сплитинговой ставки. На очереди законодательные инициативы о выделении индивидуально и семейносамозанятых граждан в отдельную группу налогоплательщиков по аналогии с правами, которые предоставляются в ЕС-странах для индивидуальной деятельности.

Выбранный путь имеет как своих сторонников, так и критиков. К конструктивной критике следует отнести позиции ряда экспертов, хотя в целом и поддерживают быстрые шаги по выравниванию прав граждан с юридическими лицами, все же отмечают, что выбранный механизм более сложный, чем тот, которым пользуются граждане Европы. Позиция правильная — отобразить права граждан в Налоговом и Хозяйственном кодексах и других законах, в частности «О налоге с доходов физических лиц» было наиболее отвечающим европейским правилам подходом. Однако, во-первых, готова к таким кардинальным изменениям законодательная и исполнительная власть, и даже если так, это потребует значительного количества времени и усилий. Во-вторых, многие вопросы возникать с использованием совместно-совместимой собственности членов семьи другом, несколькими или всеми ее членами, потребует урегулирования в других сферах законодательства. Поэтому выбран подход (через отдельную налоговую группу), соглашаясь с замечаниями, но ввиду краткосрочности цели, все же выглядит приемлемым.

Большее волнение вызывает неконструктивная критика и построенные на ней попытки еще больше исказить неравенство в законодательном поле. Некоторые эксперты, откровенно заявляя, что не видят в будущей модели сельского хозяйства малых до 40 гектаров или до 100 коров самозанятых хозяйств, пытаются пропагандировать повышение налоговой нагрузки для всех производителей из-за введения единого налога с гектара. Их главный аргумент — борьба с теневыми предпринимателями, на устной основе договариваются об аренде паев по 400-500 кг зерна и за наличные нанимают технику для посева, возделывания и уборки урожая. Так, проблема роста серого рынка сельхозпродукции обостряется, перерастает в рейдерские конфликты вокруг засеянных площадей, права на урожай на которых никто не может подтвердить. «Исчезновение» 2 тысяч фермерских хозяйств, как показывают исследования автора статьи, тоже в большинстве случаев объясняются переходом в тень. Однако механизм повышения налоговой нагрузки на гектар еще больше сделает невозможным применение дифференцированного подхода, который практикуют практически все развитые страны. Он только усложнит задачу как снизить или обнулить налоговые ставки для граждан, которые работают на своих или арендованных гектарах собственноручно, так и вообще, во-первых, освободить от расчета налоговой базы тех, которые хозяйничают на малых участках совета самообеспечения продуктами, и, во- вторых, подвести под контроль предпринимателей, которые избегают налогообложения, маскируясь под населения.

Чем дольше мы будем тянуть с законодательным установлением идентификационных признаков для отграничения хозяйств населения от индивидуальных и семейных хозяйств и от «серых» предпринимателей, тем дольше мы не сможем на практике применить политику приоритетной поддержки малых и средних производителей. Пример последнего года, когда политическую инициативу направить им многие миллиарды прямой поддержки не смогли отразить в бюджете, является свидетельством этого. Все опять уперлось в к боли примитивные реалии — поддержать того, кого де-юре не существует в правовом поле, невозможно.

Учитывая специфику нашего налогового законодательства, единственным быстрым путем выровнять в правах индивидуальное хозяйствования крестьян и производство в сельскохозяйственных и фермерских предприятиях являются:

- как можно скорее ввести индивидуально и семейно собственноручно хозяйствующих граждан в налоговое поле,

- выделить их при этом в отдельную налоговую группу с тем, чтобы была возможность предоставить исключительно таким субъектам аналогичные европейскому образцу привилегии, и закрепить эти привилегии законами.

Иначе синдром перерастет в опасную для трети населения страны и затяжную социально-экономическую болезнь.

 

Интервью
Ірина Кухтіна
О необходимости объединения производителей ягод, львиная доля которых в Украине выращивается единоличниками и домохозяйствами, говорят уже давно. В прошлом году такая ассоциация - «Ягідництво України» - была зарегистрирована. Редакция... Подробнее
AgroGeneration является одним из крупнейших агрохолдингов Украины не только по объемам производственных площадей, но и по операционной эффективности. Главное направление деятельности компании -

1
0