Спецвозможности
Интервью

Украину нужно или любить, или ненавидеть. Середины нет, — Лутц Геррманн

03.10.2017
3480
Украину нужно или любить, или ненавидеть. Середины нет, — Лутц Геррманн фото, иллюстрация

Международная семеноводческая компания Strube, которая специализируется на селекции сахарной свёклы, пшеницы, ржи и рапса, в 2017-м отмечает вое 140-летие. В Украине офис компания открыла в 2008 году. О сахарной отрасли и ее перспективах, опыте Германии propozitsiya.com рассказал  руководитель продаж по Юго-Восточной Европе доктор Лутц Геррманн.

 

– Господин Геррманн, Вы представляете Strube во многих странах и можете сравнить уровень развития агросектора в них. Что можете сказать о динамике украинского АПК за последние 25 лет?

– Никто в мире не отрицает огромный потенциал Украины, особенно с учетом плодородия земель и огромного количества чернозема. Все фермеры Западной Европы мечтали бы работать на таких полях. Но земля – это только одна из предпосылок успеха. Второй необходимый фактор – менеджмент, современные технологии. Кроме того, нужны навыки трейдинга, торговли. В этом направлении Украина сделала большие шаги за последние 20-25 лет. Ну и конечно, нужно уметь управлять такими формациями, которые образовались в Украине, как крупные агрохолдинги. Ведь иметь огромный земельный банк, МТР, даже персонал – этого не достаточно. Нужно осваивать цивилизованные правила ведения бизнеса. Хочу напомнить о крупных агроформированиях, которые именно на этом обожглись и не сумели выжить.

– В Европе земледелием занимаются в основном мелкие фермеры. Можете ли Вы сравнить уровень мастерства европейских фермеров и украинских агрохолдингов?

– Попробую сделать это на примере нашей ключевой культуры. Сахарная свекла – бесспорная королева сельхозкультур. Бесспорно, что выращивание ее на 5 га и нескольких сотнях тысяч гектаров потребуют разного подхода. В Германии всегда говорят: немецкий фермер каждую свою свеклу по имени знает, каждый день с ней здоровается, спрашивает о здоровье и настроении. Возможно, именно в этом секрет наших высоких урожаев.

В Европе также наблюдается тенденция по укрупнению предприятий, идет объединение мелких фермеров в крупноземельные кооперативы. Так удобнее остаивать свои интересы перед перерабатывающими заводами. Ведь всегда существует своего рода противостояние: с одной стороны сахарный завод, стремящийся сэкономить на закупке сырья, с другой – производитель, который хочет получить максимум за свой урожай.

Но прибыль нужно получать на удешевлении технологий сахароварения и снижении себестоимости производства. На Западе представлены различные структуры сахарных заводов: есть частные, а есть предприятия, учредителями которых являются большие сахарные концерны.Лутц Геррманн – руководитель продаж Strube  по Юго-Восточной Европе. Родом из Восточной Германии. Закончил биологический факультет в Кишиневском университете в 1977- 1982 гг, защитил докторскую в Германии по тематике сахарной свеклы. В 1989-м сменил научную деятельность на бизнес-направление. Курировал работу в России, Украине, Молдове, Беларуси, Узбекистане. 12 лет назад возглавил коммерческий отдел Strube по направлению Восточная Европа и Балтика. 9 лет руководит украинским офисом Strube. Женат на украинке и воспитывает дочь

Безусловно, цель фермера – получить как можно больший урожай с гектара. Имея большую прибыль, аграрий легче пойдет на уступку в цене, а завод получит более качественный товар. И немецким фермерам удается этого добиться. На юге Германии в этом году средняя урожайность свеклы будет 89 т /га. Значит, некоторые хозяйства получат и 100, и 120 т/га.

– За счет чего достигается такая высокая урожайность?

– Первый фактор – достаточное количество осадков. Обычно только Восток и Юг испытывают дефицит влаги, но в 2017-м пострадали все регионы Украины. Второй – сроки посева и семена. Важна селекция, генетика.

– В Украине также остро стоит вопрос дефицита вносимых удобрений… 

– Да, это действительно проблема страны. Раньше говорили, что имея чернозем, большую долю гумуса, можно ничего не давать земле – вырастет. Увы, это не так. Опытные хозяйства знают, что в почву нужно вносить не только азот, но и калий, натрий, особенно фосфор. Почвы также испытывают дефицит серы. В комплексе все это влияет на урожай. Если получать по 500 ц/га сахарной свеклы, то культура будет «вытягивать» из земли соки. Землю нужно обследовать и дать ей столько минералов и микроэлементов, сколько она требует.

Еще один вопрос – севооборот. В Украине очень любят кукурузу, подсолнечник. В принципе, их можно включать в севооборот со свеклой. Наша задача, как семеноводческой компании, подобрать такие гибриды, которые подойдут для такой схемы земледелия. Мы понимаем, что сегодня сельское хозяйство – это бизнес. Люди в первую очередь выращивают те культуры, которые можно будет хорошо продать. И мы учим, как это делать правильно.

– Какой севооборот под сахарную свеклу практикуют в Германии?

– Пшеница – пшеница – сахарная свекла – ячмень. Также в эту схему можно включать рапс. В Германии его очень активно выращивают.

– Длительный период сахарная отрасль в Украине переживала не лучшие времена: многие заводы закрылись, площади под сахарной свеклой логично сократились. Последние два года ситуация улучшается. Как считаете, эта тенденция сохранится?

– Все зависит от цен на сахар и рынков сбыта. Если у заводов нет средств, чтобы платить за сырье, то фермеры не будут ее выращивать. Напомню, в советские времена в Украине под сахарной свеклой было почти 1,5 млн га, в 2017 году – около 300 тыс га. Из 200 заводов работает около 40.

Если раньше внутреннее потребление сахара составляло около 2 млн т, сегодня «Укрсахар» озвучивает цифру в 1,4-1,5 млн т. А производят в Украине больше 2 млн т. Значит, в стране есть 0,5 млн т переходящих запасов. Их нужно продавать за границей, а многие экспортные рынки страна потеряла, например Среднюю Азию, Россию. Поэтому сейчас большое задание сахарной отрасли Украины – формировать рынки сбыта и создавать условия, чтобы украинский сахар был конкурентоспособным по цене. Кстати, мировые цены на сахар с начала года упали на 30-40%.

– Господин Геррманн. Но ведь в Германии сахарную свеклу перерабатывают не только на сахар?

– Правильно. 20-30% корнеплодов выращивается для других целей, включая получение биоэтанола. В Западной Европе в бензин обязательно добавляют биоэтанол (около 5-7%), который производится из сахарной свеклы – патоки или жома. В Украине развитие направления биотоплива нужно стимулировать – либо принимать соответствующий закон, либо дотировать производство, чтобы заинтересовать производителей.

Также есть свекла, которую можно использовать на биогаз. Сахарная свекла – культура, которая отдает самое большое число энергии с гектара.

– В Украине сахарную свеклу выращивают преимущественно агрохолдинги и весьма крупные хозяйства из-за дороговизны уборочной техники. А мелкому и среднему фермеру Германии выгодно выращивать сахарную свеклу на его небольших площадях? Это бизнес для больших или мелких производителей?

– Западная система производства сахарной свеклы такова, что в структуре производителей 80% занимают холдинги, формирующиеся вокруг переработчика. Это не частник с 200-300 га. Многие мелкие производители имеют горький опыт, когда выращивали свеклу, сдали и не получили оплату. С зерновыми проще. Их можно придержать на складе, подождать, пока появится выгодная цена. Свеклу сдают сразу. Риски выше.

– Как оцениваете уровень развития семеноводства в Украине? Не рассматривает ли Strube перспективу открытия семенного завода в Украине?

– Исторически все селекционные компании, специализирующиеся на производстве семян сахарной свеклы, не только Strube, обычно выращивают их на Юге Франции или Севере Италии. Семена пшеницы Strube выращивает, размножает и перерабатывает в разных странах, и в Украине в том числе. Мы сейчас строим хозяйство в Корсуне. Завод построили наши парнеры. Мы сами не решились и это правильно, поскольку каждый должен иметь свой бизнес. Кстати, именно здечь расположены испытательные поля Strube по зерновым. В сегменте семеноводства пшеницы конкуренция гораздо выше. Ведь одной фуры сахарной свеклы (20-21 т) хватит для посева на 7-8 тыс. га, а пшеницы того же объема только на 100 га.

Любая компания с именем беспокоится о своей репутации. И я понимаю людей, которые не доверяют продуктам из Украины. Но здесь много образованных, квалифицированных, очень интеллектуальных специалистов. Да, техническая база хозяйств отстает, но у нас есть возможность проводить контроль качества на базе немецких лабораторий.

– Сегодня все чаще звучит информация о том, что украинские ученые-аграрии за четверть века так и не научились продвигать свою продукцию, не наладили сбыт и маркетинг отечественных семян. У Strube есть намерение отвоевывать большую долю рынка семян?

– Генетический потенциал украинских зерновых очень большой. Селекционная работа велась здесь веками. Климатические условия способствуют выведению успешных районированных сортов. Так что научная база есть и она сильная. Мы сотрудничаем с харьковчанами по зерновым, берем у них украинский материал, чтобы получить зимоустойчивое и засухоустойчивое зерно. А по подсолнечнику сотрудничаем с Одесским селекционно-генетическим институтом. Сейчас собираем и дорабатываем материалы, чтобы выходить на международный рынок с предложением семян подсолнечника.

– В Украине работает много немецких бизнесменов, в частности в агросекторе. Strube работает со своими соотечественниками, аграрными экспатами в Украине? Что они говорят о возможностях построить немецкую бизнес-модель здесь, внедрить европейские интенсивные технологии в украинских реалиях?

– Конечно мы работаем с соотечественниками. Люди, которые сюда приехали, знают – первое, что нужно сделать, – построить крышу, под которой будет стоять техника. Бизнес получается не у всех. Многие имеют горький опыт общения с госструктурами, местными олигархами, прочувствовали что такое война между арендаторами за землю – все это для немцев не привычно. По немецким традициям: есть договоренность – ее нужно соблюдать. Но позитивные изменения за 25 лет есть. Многие сферы в Украине улучшаются, например, теперь больше доверия к судебной системе.

– Вы верите в то, что доля Strube на рынке семян будет расти?

– Любая компания, любой бизнес к этому стремится. Но монополистом быть плохо. На любом рынке найдется место всем, каждому, кто хочет найти и занять свою нишу. Конечно, это тяжело. Нужно инвестировать. Прийти и сразу стать миллионером – не получится, тем более в сельском хозяйстве. Нужно иметь терпение и любовь к этой стране. Как-то один немец объяснил истину, с которой я абсолютно согласен: «Здесь есть только две возможности, чтобы работать и жить. Украину нужно или любить, или ненавидеть. Середины не существует». Я поверил и живу по такому принципу.

Оксана Руженкова, o.ruzhenkova@univest-media.com

Світлана Цибульска, s.tsybulska@univest-media.com

Интервью
Заступник директора з наукової роботи Інституту садівництва НААНУ Олександр Ярещенко
Многие аграрии ищут что-то, на чем можно было бы заработать большие деньги. Часть из них с этой целью ищет что-то такое, чем бы еще мало кто занимался, по крайней мере в промышленном масштабе. Поэтому интерес значительной части аграрной... Подробнее
Компания Agrieye появилась только год назад, но уже успела выйти на рынки Перу, Эквадора, Пакистана, Малайзии, США, Норвегии, Кении, Египта. Как говорит основатель и генеральный директор компании AGRIEYE Андрей Севрюков: “Основной мой вид... Подробнее

1
0