Спецвозможности
Интервью

У депутатского большинства претензий к работе Минагрополитики и министру нет

01.02.2017
2618
У депутатского большинства претензий к работе Минагрополитики и министру нет фото, иллюстрация
Валерий Давиденко, народный депутат Украины

Слухи об отставке Кутового, поддержка кооперативного движения и малых производителей — эти и другие актуальные вопросы propozitsiya.com согласился осветить народный депутат Украины Валерий Давиденко.

 

Сначала несколько слов о народном избраннике. Родился Валерий Давиденко в 1973 году в смт Носовка Черниговской области. В 1989-1990 гг — разнорабочий на молочной ферме одного из местных колхозов, в 1990-1995 — учеба в Украинском государственном университете пищевых технологий в Киеве. С 1996 года в бизнесе, в частности, страховом. В 2004-м возглавил агрофирму «Агродом» (Бахмачский и Ичнянский районы Черниговщины). С мая 2013 по март 2014-го — заместитель министра агрополитики. Осенью 2014-го победил на выборах в Верховную Раду Украины по одномандатному округу №208 в Черниговской области, который включает, в частности, Бахмачский и Ичнянский районы.

Результаты народного депутата в мажоритарном округе его избиратели расценивают как впечатляющие. Валерий Давиденко не просто стал единственным представителем партии «Заступ», которому удалось попасть в парламент, он еще и сместил аж на 3-е место представителя Радикальной партии в округе, где депутатом предыдущего созыва стал Олег Ляшко (правда, границы округа на последних выборах были несколько изменены. — Ред.). Как говорят односельчане Валерия Давыденко, главным секретом его победы стала активная социальная политика агрофирмы «Агродом», которую он возглавлял 9 лет. Агрофирма спонсировала и ремонт дорог, и объекты социальной сферы, и обустройство сел, и местные праздники. Это не говоря о достойной зарплате и беспроцентных кредитах на жилье для работников. С началом войны в Донбассе «Агродом» обеспечивал мобилизованных односельчан добротной военной формой и бронежилетами.

— Валерий Николаевич, один из самых свежих слухов накануне интервью: Кутового хотят отправить в отставку. Насколько это соответствует действительности?

— Впервые об этом слышу. Столько сплетен ходит, что нет возможности за ними следить. На самом деле у депутатского большинства никаких серьезных претензий к работе Министерства агрополитики и конкретно к министру нет. Сотрудничает министр с аграрным комитетом ВРУ конструктивно и слаженно. Отзывы об этом только лучшие.

— Ну, это у депутатов. А как насчет сельхозпроизводителей? Ведь Вы — мажоритарщик и регулярно с ними общаетесь в округе. Как люди отреагировали на отмену спецрежима уплаты НДС, например?

— Все понимают, что это вынужденная мера по требованию МВФ. И мое первое впечатление — в целом финансовое состояние сельхозпроизводителей не ухудшилось. А в трудоемких отраслях, прежде всего в животноводстве, убежден, ситуация даже улучшится, поскольку они будут получать прямые дотации, сформированные за счет аграрных НДС. Предоставление субсидий, да еще и в объеме, предусмотренном нынешним бюджетом, — это гигантский шаг вперед по сравнению с прошлыми годами.

— Насколько прозрачная схема начисления дотаций?

— Схема выделения дотаций, предусмотренная законом, проста. Достаточно вписать в налоговую декларацию соответствующий вид деятельности (животноводство или садоводство), дальше все автоматически: ДФС передает данные в Минагрополитики, оно — в Госказначейство. В середине февраля ждем первые результаты. В зависимости от того, какими они будут, могут понадобиться новые подзаконные акты, корректировка схему дотаций. А вот законодательной базы, уверен, достаточно той, что уже наработана.Валерий Давиденко: Схема выделения дотаций сельхозпроизводителям, предусмотренная законом, очень простая

—Правильно ли выбраны приоритеты в работе аграрного министерства? В частности, по поддержке малых хозяйств в то время, как многие говорят, что большие более эффективны и перспективны?

— Поддержка малых хозяйств необходима хотя бы потому, что на селе очень мало рабочих мест. Поэтому самозанятых граждан следует поддерживать в первую очередь.

— Чи слід очікувати від парламенту нових заходів на підтримку малих сільгоспвиробників?

— Днями має відбутися перше засідання робочої групи під головуванням прем’єр-міністра. Першим буде розглядатися питання надання податкових пільг сімейним фермам і самозайнятим особам, що працюють у сільському господарстві. Зокрема, будемо міркувати над тим, як, не порушуючи ветеринарного законодавства, дати можливість господарствам, які не наймають робочу силу, продавати сільгосппродукцію з двору або доставляти її споживачам — можливо, шляхом надання якихось разових дозволів.

— Существенную роль в поддержке малых хозяйств играют кооперативы. Но пока их мало, и представители кооперативного движения подчеркивают необходимость совершенствования правового поля работы кооперативов. Что делается в этом направлении?

— Для стимулирования кооперации, разумеется, нужны прежде всего финансовая поддержка и желание людей договариваться о правилах, а затем работать по ним. Все остальное не столь важно. Бюджетная поддержка кооперации остается мизерной: кооперативы включены в программу поддержки малых производителей, на которую выделено в этом году в бюджете Минагрополитики всего 2,5 млн грн. А из этих средств еще предполагается покрыть задолженность прошлых лет по поддержке, которая была обещана, но так и не профинансирована до сих пор.Валерий Давиденко: Бюджетная поддержка кооперации остается мизерной

— Если выделять деньги на стимулирование кооперации, то на что именно?

— Среди всех отраслей больше всего нуждается в кооперации молочная отрасль. Здесь у населения много проблем: качество молока, охлаждение, контроль здоровья животных, их лечение. Если бы кооперативам предоставить бюджетную поддержку хотя бы на закупку реактивов для лаборатории по качеству или на что-то подобное, то это было бы существенным стимулом. При отсутствии такой поддержки со стороны государства кооперативы работают только там, где их поддерживают иностранные гранты или перерабатывающие предприятия, в частности, молокозаводы. В последнем случае члены кооператива попадают в зависимость от переработчика. Хотя можно попробовать выстроить систему поддержки индивидуальных владельцев коров опосредованно, путем поддержки переработчиков — а они уже поддержат своих поставщиков.

Впрочем, кооперация — это прежде всего объединение усилий, а ему отсутствие юридически оформленного кооператива — не помеха. Так, в растениеводстве мелкие фермеры кооперируются с крупными: например, большой фермер покупает сушилку, рассчитывая не только на свои объемы, но и на объемы меньших хозяйств, которые с ним сотрудничают. В молочной отрасли можно создать и коммунальное предприятие по приему и охлаждению молока, тем более, что децентрализация существенно расширила возможности местных общин, как организационные, так и финансовые.

Часто все упирается в неумение людей договориться. Когда я был руководителем хозяйства, в одном из сел пожаловались, что за молоко посредники им платят меньше, чем соседям. Хозяйство готово было полностью за свой счет предоставить в это село и охладитель, и лабораторию. Вопрос забуксовал, потому что не смогли договориться, где ставить охладитель: одни хотели на своей улице, другие — на своей. Я уже и подводу предложил, чтобы возить в охладитель бидоны с молоком. Но договориться между собой по всем аспектам работы люди так и не смогли.

Валерий Давиденко: процесс либерализации рынка земли займет 10-20 лет— Действительно ли после децентрализации бюджеты общин так выросли, что и на создание коммунальных предприятий хватит?

— В 2015 году в Черниговской области было создано 5 первых объединенных общин, в частности Парафиевская в моем округе, в Ичнянском районе. В каждой бюджет вырос в 4-5 раз! Не менее важно и то, что общество может четко показать бизнесу, куда идут его налоги. Поэтому у бизнеса появилось больше стимулов работать «по-белому» и инвестировать в сельскую местность.

— Еще один фундаментальный элемент аграрной политики — земля. Кажется, что на самом деле основные политические баталии ведутся не вокруг того, продавать землю или нет, а вокруг условий и правил продажи. Какие мнения об ограничениях оборота сельхозземель в парламенте?

— Для наработки правил продажи сельхозземель создана рабочая группа, в которую вхожу в том числе я. Состоялось уже одно заседание этой рабочей группы. Мнения у ее членов разные, но существует сильное неприятие идеи неограниченной продажи земли.

Кем же ограничить круг ее покупателей? Прежде всего, в тех странах, на которые мы постоянно смотрим как на пример, сельхозугодьями не обладают юридические лица — только физические. Вот по установлению требований к физлицам, которые имеют право покупать землю, это и образование (высшее, сельскохозяйственное), и стаж работы в отрасли, возможно, и продолжительность работы фермерского хозяйства, которое хочет купить землю. Есть идеи установить минимальную продолжительность проживания на территории общины, где человек может купить землю, максимальное расстояние от места постоянного проживания от приобретаемого участка. Следует также предусмотреть ситуацию, когда земля переходит банку в качестве залога, а тот не знает, что с ней делать, ведь банк - не сельхозпредприятие, у него нет ни техники, ни соответствующих специалистов.

Были проанализированы количество земли и желающих профессионально работать на ней. Оценив это соотношение, рабочая группа пока выходит на максимальное количество земли, которое может находиться в собственности одного лица, в 200 га. О требованиях, то, думаю, обязательно должны быть постоянное проживание в селе в течение не менее 10 лет и стаж работы в сельском хозяйстве. Также нужно зафиксировать преимущественное право на приобретение соседних участков. Я считаю, нужен специальный закон о консолидации земли, и в мировой практике подобные нормы есть. Кстати, в этот закон можно включить и норму, которая бы регулировала структуру сельхозугодий на научно обоснованном уровне, как это внедрено в некоторых странах ЕС.

Вообще следует готовиться, что процесс либерализации рынка земли займет 10-20 лет. Право выкупа земли по ипотеке следует сначала предоставить только местным общинам.

— Неужели после децентрализации у общин найдутся деньги даже на выкуп земли?

— Это можно сделать за кредитные средства. Как известно, международные финансовые учреждения, например, МВФ или ЕБРР, могут дать кредит и под 1,5% годовых. Эти проценты легко перекроет арендная плата, которая на Черниговщине, по официальным данным, в среднем составляет 5%, на практике часто — 7,5-8%, а в Прилуцком районе вышеупомянутой области — даже до 10% стоимости в год. После продажи участка, конечно, дороже, чем цена выкупа, можно будет и кредит вернуть, и еще средства для местного бюджета заработать.

— Вы знакомы с ситуацией в Национальной академии аграрных наук. Можно ли, на Ваш взгляд, вообще реформировать эту структуру. Если да, то как?

— Роспуск НААН, на мой взгляд, — это лишнее. Такие академии действуют и на Западе, правда, как общественные организации. Основная проблема заключается в том, что отечественная наука, в частности аграрная, далека от производства. Несмотря на это, украинская аграрная наука имеет много достижений, пользуется авторитетом за рубежом. Обратите внимание - ведущие мировые селекционные компании, которые работают в Украине, берут на работу преимущественно украинских специалистов. Наши ученые-аграрии и агрономы имеют безупречный имидж и заслуженный авторитет.

Чтобы хотя бы сохранить эти наработки, нужно на законодательном уровне стимулировать научные парки, производственные кластеры при научных учреждениях. Нужно менять управление аграрной наукой. В конце концов, стимулировать организацию элементарных демо-полей и производственных полигонов: в этой сфере наши селекционеры пока отстают от западных конкурентов. На сегодня еще слабо развито государственно-частное партнерство в этой области, а оно очень необходимо для ее развития. Нужны учебные центры, где можно было бы увидеть отечественные сорта и гибриды, сравнить с зарубежными аналогами. Говоря об этом, следует отметить, что те 400 тыс. га земли, которые находятся в распоряжении НААН, должны более эффективно использоваться. Например, как демо-полигоны, или для ведения семеноводства сортов и гибридов отечественной селекции. А не для элементарного товарного производства, как сейчас. Если же эти земли и в дальнейшем будут неэффективно использоваться, придется что-то делать: либо распаевывать, либо действительно продавать.

 

Богдан Малиновский, b.malinovskiy@univest-media.com

Фото Даниэль Каминский

Валерий Давиденко (справа) и Богдан Малиновский (слева)

 

https://mzuri.in.ua/

Интервью
О глобальном потеплении говорят уже несколько десятилетий. Какие конкретные практические последствия от него уже почувствовало сельское хозяйство Украины и что еще ожидать рассказывает самый
Ірина Чернишова
Сейчас стремительные изменения, прежде всего в технической сфере, охватили даже аграрный сектор, имеющий репутацию едва ли не самой консервативной отрасли экономики. Неудивительно, что часто усилия владельцев хозяйств, направленные на... Подробнее

1
0