Спецвозможности
Опыт хозяйств

Преграды для СПК в Украине: кейс от СОК «Зерновой»

10.11.2017
2175
Преграды для СПК в Украине: кейс от СОК «Зерновой» фото, иллюстрация
Сергій Курдицький, менеджер в Україні Канадського кооперативного зернового проекту

Сельскохозяйственный обслуживающий кооператив «Зерновой» объединяет 60 хозяйств из пяти левобережных районов Днепропетровщины, которые обрабатывают от 15 до почти 4000 га (вместе - 28 тыс. га). Кооператив существует 4 года и осуществляет совместные закупки удобрений, горючего, СЗР и сельхозтехники, совместные продажи зерновых и семян подсолнечника, а также является совладельцем элеватора, который вот-вот будет введен в действие. За время работы кооператив столкнулся со многими препятствиями, среди которых я попробую выделить и проанализировать наиболее существенные. При этом слабость государственной поддержки, которую в Украине многие критикуют в первую очередь, - далеко не самая главная из них.

 

Бюрократизм и сложность процедуры выделения земли и получения разрешений на строительство.

Процесс строительства первого кооперативного элеватора тянется уже 4 года и до сих пор не завершился: сейчас он находится на стадии пусконаладочных работ. Поскольку строительство элеватора ведется при поддержке Проекта развития зернохранилищ и сельскохозяйственных кооперативов (Канадского кооперативного зернового проекта), финансируемого правительством Канады, во время его сооружения мы не можем себе позволить нарушить никаких строительных норм, процедур или правил. А их в Украине - легион. Поэтому наш элеватор в Днепропетровской до сих пор официально находится на стадии пусконаладочных работ, хотя уже 30 мая все работы были выполнены и в июле элеватор был готов принимать зерно.

То же самое с землей. Сейчас второму нашему подобному проекту, в Кировоградской обл., на первый взгляд, фантастически повезло: «Укрзализныця» имеет лишних 70 га земли и, кажется, не против от них избавиться, чтобы не платить за аренду, но долгое время землю не удается оформить даже в аренду.

Сложная бизнес-среда с точки зрения защиты прав, в т. ч. права собственности.

Проекту приходится привлекать двух юристов - одного штатного и одного по договору: кроме обычной работы с договорами они отстаивают интересы сельськохозяйственных кооперативов перед налоговиками. Причем нанимать юристов и знать закон и свои права, как оказалось, еще недостаточно. Чтобы нам защитить свои законные права, приходится время от времени обращаться в Посольство Канады в Украине. Поэтому я даже не представляю, что ждет кооператив, у которого нет мощной юридической и политической поддержки. Поэтому, по моему мнению, и рынок земли нельзя открывать, пока в стране не будет нормальной судебной системы, которая бы эффективно защищала право собственности.

Неприбыльный статус сельськохозяйственных кооперативов.

Согласно отечественного понимания сельскохозяйственных кооперативов, они должны быть неприбыльными (что закреплено и на законодательном уровне с соответствующими ограничениями в Налоговом Кодексе) и предоставлять услуги по себестоимости. Хочу подчеркнуть, что это какая-то доморощенная «новация». В тех странах, где кооперация приобрела гораздо большее распространение, чем у нас сейчас, и которые многие, в том числе и чиновники, ставят в пример, в частности в области кооперации, такого нет. Например, мы закупили минудобрения по 4000 грн/т, а когда пришел вагон с удобрениями, цена была уже 7000 грн/т (в том числе и из-за девальвации). Канадский или французский кооператив продал бы удобрения по 7000, получил бы прибыль, которую члены кооператива - фермеры - скорее всего, решили бы капитализировать, например, вложить в расширение или модернизацию элеватора. Украинские же кооператив должен продать по 4000, добавляя небольшую комиссию на функционирование кооператива (зарплата директору и сотрудникам кооператива, содержание офиса, приобретение офисной техники и т.д.). Откуда тогда брать средства на капитальные расходы, строительство тех же элеваторов? Разве что из карманов фермеров. Что на практике гораздо сложнее, чем если бы эти средства были оформлены как прибыль сельскохозяйственных кооператива.

Кроме того, неприбыльный статус - это еще и невозможность взять для кооператива банковский кредит в современных украинских условиях. Ведь банк, в который кто-либо обращается за кредитом, в первую очередь спрашивает баланс. В этом году СОК «Зерновой» будет иметь оборот более 20 млн грн. - вроде, немало. Но дальше банкиры интересуются доходами. И что тогда показывать кооперативу, который по закону должен быть неприбыльным? Подытоживая хочу сказать, что такой статус подходит лишь на начальных этапах формирования и развития сельскохозяйственного кооператива.

К счастью, нам канадцы подсказали эффективную альтернативную модель, когда фермеры через кооператив вместе с кооперативным объединением являются совладельцами элеватора с прибыльным статусом. Это предприятие располагает залогом, может показать баланс, и прибыль, и кредитную историю.

Сейчас мы работаем над изменениями к Закону «О сельскохозяйственной кооперации», но до сих пор во властных корридорах сталкиваемся с людьми, которые настаивают, что кооператив не может быть прибыльным, не может торговать зерном, и тому подобное.

Фактическая невозможность совместной продажи зерновых без собственного элеватора.

Совместную продажу зерна кооператив пытался наладить с самого начала своего существования, но ничего не получалось, пока не построили элеватор. Интересно, что наличие такого актива, как кооперативный элеватор с собственной современной лабораторией, дает возможность торговать зерном и напрямую со складов фермеров. Но, в таком случае сам фермер должен заботиться и контролировать качество зерна на хранении, что на практике довольно проблематично. Поэтому, без элеватора не обойтись.

Быстрое повышение минимального порога объемов, необходимых для крупномасштабной торговли.

Те, кто агитирует за кооперацию, рассказывают, что с ее помощью можно обойти посредников. Это так, но для этого нужна не просто кооперация, а накопление кооперативом достаточных объемов товара. А эти объемы постоянно растут. Например, чтобы быть действительно интересным крупным зернотрейдерам, нужно иметь 50 тыс. т однородного по качеству зерна или 25-30 тыс. т подсолнечника. А чтобы напрямую выйти на экспорт, нужно самостоятельно загрузить хотя бы пол-корабля, а это может быть и 100 тыс. т. Еще один пример: чтобы закупить со скидкой удобрения непосредственно у производителя - надо сформировать партию в 1000 т и более, а это 15 вагонов за один раз!

Недоверие между членами кооператива.

К счастью, эта проблема довольно существенна лишь в начале функционирования сельскохозяйственного кооператива и эффективная и прозрачная его работа это недоверие быстро устраняет. Например, когда состоялась первая совместная закупка минудобрений - 1 вагонная партия - члены кооператива наняли круглосуточную охрану для вагона. В общем, проблема недоверия (или, по-другому - необходимость доверия) часто звучит, когда речь идет о кооперативах. Могу дать совет - подумайте, что такое доверие, как оно определяется и измеряется. Тогда и эту проблему можно решить.

Но убедить перейти на более современные технологии оказалось еще сложнее, чем убедить перейти на совместную закупку ресурсов.

Поэтому Проекту пришлось профинансировать еще и демонстрационные поля, которые показали бы фермерам, что вполне возможно добиваться лучших результатов, чем они имеют сейчас.

Эффективный сельскохозяйственный кооператив очень сложно создать без сильных юридической поддержки и менеджмента.

О важности юридической поддержки уже сказано выше. Что же касается менеджмента, то существует еще один важный момент: надо с самого начала отделять Правление кооператива и исполнительный аппарат. Поэтому директором кооператива должен быть не его член, а посторонний профессиональный управленец. В то же время, и Правление и менеджмент кооператива должны работать в одном направлении.

А достаточно професионального управленца найти сложно.

Его трудно найти на селе, а найдя в большом городе, трудно найти такие стимулы, чтобы он с семьей переехал даже в поселок с 10-12 тысячами населения, не говоря уже о селе.

Если начинать кооператив сразу с масштабных проектов, дело быстро заглохнет.

Во-первых, отечественная бюрократия затормозит масштабный проект и затянет его реализацию, и надо иметь очень сильную мотивацию и терпение его довести до конца. Во-вторых, если сразу у кооператива появляются большие деньги - это большие риски и потенциальные конфликты.

У фермеров, которые создают сельскохозяйственный кооператив, должны быть одинаковые ценности и они должны быть на одинаковом уровне развития.

Потому что если создавать кооператив фермеров, которые в самом начале имеют разные ценности, то, скорее всего, будут возникать конфликты. Многие кооперативные проекты в Украине не реализовали свой потенциал из-за того, что у фермеров разное видение того, что будет через год, три, или десять. И еще важный момент - ценности нельзя изменить или навязать извне: они могут только измениться сами, например, если создать необходимую среду.

Более низкие предпринимательские способности фермеров, чем у их коллег на Западе.

Кооператив с предпринимательской и организационной точки зрения гораздо сложнее, чем сами хозяйства - его члены (уже не говорю о случаях, когда члены являются физическими лицами). Но если на Западе фермер - это априори предприниматель, то в Украине фермер - это тот, кто занимается выращиванием сельхозпродукции. При этом фермер и предприниматель - не всегда одно и то же. В Украине многие стали фермерами не потому, что мечтали, а потому, что «так получилось». Например, был человек бригадиром в колхозе, и «по инерции» стал фермером. Отсюда корни следующего препятствия -

Горизонт принятия решений.

У нас фермеры думают сезоном. Поэтому бывают случаи, что владелец продает хозяйство, чтобы заняться другим бизнесом или вообще уехать из села и жить на проценты. А чтобы кооператив развивался, нужно, чтобы его члены думали наперед на 5-10 лет.

Это выступает существенным препятствием как раз для инфраструктурных долгосрочных проектов. В Эстонии я удивился, узнав что фермеры выделили средства на приобретение первого ХПП и его модернизацию осознавая, что они не имеют никакого права эти средства вернуть, даже при выходе из кооператива. Для местных фермеров ничего удивительного в этом не было, ведь как сказал директор эстонского кооператива - «Они будут фермерами, их дети будут фермерами, дети их детей будут фермерами. Почему ты удивляешься?».

И наконец о государственной поддержке.

Действительно, без поддержки со стороны центральной власти и, что, возможно, даже важнее, - со стороны областной и районной властей, общин, кооперативному движению будет трудно развиваться. Но дело здесь не столько в финансах. Кстати, дотации ЕС, о которых у нас так любят говорить, на самом деле сейчас не так уж велики. Недавно я был в Прибалтике на кооперативном элеваторе, то там из всей стоимости 6 млн евро на дотации из бюджета ЕС приходится только 1 млн. Причем, эти дотации предоставляются не только кооперативам.

Важнее единая государственная политика, которая не менялась со сменой министра или Кабмина, которые происходят в Украине так часто.

Но еще важнее - взять ответственность за свою жизнь и свое будущее. Этим отличается Украина от Западной Европы или Северной Америки. Здесь все ждут, что государство придет и окажет помощь. Но каким образом государство узнает, кому нужна помощь, какая именно и в каком объеме? Фермеры часто обсуждают между собой земельный вопрос, но их нет на заседаниях соответствующих рабочих групп при министерствах, ведомствах, Кабмине, ВР. А если и есть, то «наскоком», без постоянной единой и конструктивной позиции. В таких случаях фермеры часто говорят: «Мы ничего не можем сделать, потому что нас не слышат». Но со своей стороны фермерам надо делать усилия, чтобы их услышали (между прочим, и здесь сильные кооперативы обеспечат фермерам более громкий «голос»). А без этого и действенной поддержки не будет, а бюджетные средства пойдут тем, кто активнее лоббирует свои интересы.

 

Сергей Курдицкий, менеджер в Украине Канадского кооперативного зернового проекта

https://mzuri.in.ua/

https://mzuri.in.ua/

Интервью
О перспективах выращивания не ГМО сои в Украине, а также потенциально интересные ниши соевых продуктов для украинских производителей в интервью рropozitsiya.com рассказала представитель
Виктор Шеремета, заместитель министра аграрной политики по вопросам развития фермерских хозяйств Украины
В начале октября в Министерстве аграрной политики и продовольствия была введена отдельная должность заместителя министра по вопросам фермерства. Им стал Виктор Шеремета, ранее занимавший должность вице-президента Ассоциации фермеров и... Подробнее

1
0