Спецвозможности
Интервью

Петр Мельник Agricom Group: "Мы верим в перспективу, поэтому инвестируем средства в развитие своих мощностей и своих людей"

12.08.2016
3552
Петр Мельник Agricom Group: "Мы верим в перспективу, поэтому инвестируем средства в развитие своих мощностей и своих людей" фото, иллюстрация
Petro Melnyk

Компания Agricom Group специализируется на растениеводстве. Обрабатывает землю в Черниговской и Луганской областях, выращивает масличный лен, подсолнечник, кукурузу, овес и гречиху. Но более известна как производитель товаров из зерновых культур. Потребители хорошо знают хлопья, смеси злаков, пищевые отруби, семена льна и муку торговой марки "Добродія" и хлопья быстрого приготовления San Grano.

 

 

 

Петр Мельник руководит компанией уже второй год. В 2013-м, еще в должности финансового директора, год вместе с семьей прожил в Луганске. Дочь там в детский сад ходила, в школу должна была идти. После начала АТО на Востоке Украины компания потеряла часть своих активов.

Насколько легким для вас было это решение?

- Не скажу, что для меня это был простой шаг - бросить привычное место и ехать туда из Киева, - вспоминает Петр Мельник. - Тем более, что свое негативное влияние оказывало много информационных штампов-ужастиков . На самом деле все оказалось по-другому - та же Украина, те же люди ... В то время говорить в Луганске по-украински было достаточно нормально. Там у меня была интересная работа, замечательная команда единомышленников. Почти полгода ушло, чтобы четко определиться, что нужно делать, но начались все эти события. Мы не были готовы к этому - довольно большая часть и активов, и средств, и зерна, к сожалению, осталась на неподконтрольной территории. Это был июль 2014-го. На базе того, что у нас осталось, мы уже организовывали юридически компанию Agricom Group, выстраивали управленческую структуру. Три месяца ушло только на инвентаризацию, чтобы понять, что у нас реально осталось.

Одновременно надо было собирать урожай, и сразу же возникла проблема с элеватором. Был у нас элеватор, один из самых мощных, но он остался в Луганске. Мы рассчитывали везти туда собранное зерно - а тут все перекрылось. Пришлось искать, где разместить урожай - чтобы на подконтрольной Украине территории. Два месяца жили там, на севере Луганской области, как раз в те непростые времена, но надо было людей успокоить, что мы продолжаем работать. Три-четыре месяца местные жители смотрели на нас как на чудаков - многие по понятным причинам вообще прекратили там свою деятельность. Мы все-таки собрали урожай, продолжали обрабатывать почву, даже больше - мы разработали план по поднятию арендной платы, увеличению зарплаты людям, модернизации производства. Несколько раз собирали людей, пайщиков, а также приглашали руководителей района - выступали перед ними, рассказывали о своих намерениях и видении дальнейшего развития. В конце концов, люди нам поверили, и мне приятно констатировать: все, что мы обещали, - выполнили. И это могут подтвердить крестьяне Белокуракинского, Новопсковского, Марковского, Троицкого районов (почти 20 тыс. га земли арендуем там).

Понимаю, что прозвучит, возможно, несколько пафосно, но скажу, что не только с автоматом надо воевать ... Порой сила слова, убеждения конкретными делами и реальными результатами имеет не меньший вес, чем оружие. Особенно на «проблемных территориях».

Так, мы продолжаем повышать арендную плату в том регионе, заботимся о местной инфраструктуре - поддерживаем там школы, церкви и тому подобное. Зарплаты раз в полгода стабильно повышаем, мы не можем, конечно, «угнаться» за стремительным бегом гривнево-долларового курса и вернуться к тому уровню, который был у людей раньше, но все же мы работаем на его повышение.

Если хотим, чтобы наши люди потребляли лучшие продукты, то и оборудование для их производства должны выбирать лучшее

 

Петр Петрович, на неподконтрольной территории остались перерабатывающие мощности Agricom Group. Для Вас эти вынужденные трудности открывают возможности для модернизации?

- Конечно. Мы уже начинаем думать над этим. Довольно скоро откроется современный завод по производству овсяных хлопьев и других продуктов из зерновых культур. В Украине за последние 30 лет, насколько я знаю, никто не строил «с нуля» такое предприятие - полностью новое и с современным швейцарским оборудованием. Есть отрасли, в которых доминируют специалисты определенных стран. Поэтому в своей деятельности мы опираемся на принцип: если хотим, чтобы наши люди потребляли лучшие продукты, то и оборудования для их производства должны выбирать лучшее. Иначе - не будет иметь перспективы, не станет окупаемым проектом.

Для изготовления качественных овсяных хлопьев нужны особые сорта овса. Вы используете украинскую селекцию или зарубежную?

- С сортами пока экспериментируем. В этом году на территории Черниговского района выращиваем сорт Айвери немецкой селекции (Saaten Union), а также отечественные - Сокровище Украины, Нептун, Радужный, Деснянский Носовского селекционно-опытной станции Черниговского института агропромышленного производства НААН. Сравним качественные показатели. На самом деле наш овес достаточно качественный, поэтому с вероятностью 90% - это будет именно украинский овес. Потому что в селекции наше государство имеет определенные наработки. Мы нашли на Черниговщине подразделение Национальной академии аграрных наук, высеяли их материал и видим уже по всходах, что сорта неплохо идут - на уровне с зарубежными.

«Овсянка, сэр!»

 

Одна из задач -  наладить современную переработку. Какие еще есть ключевые планы?

- Вообще, стратегия у нас такая: это должна быть компания, которая сама выращивает, производит, контролирует, перерабатывает и реализует свою продукцию  как украинским потребителям, так и на экспорт. Поэтому именно с учетом экспортного потенциала мы не экономим на оборудовании, берем современное, высокотехнологичное, потому что хотим чтобы компания Agricom Group соответствовала мировым стандартам качества продукции.

Сейчас уже экспортируете какую-то свою продукцию?

- Да, продаем за границу овсяные хлопья и смеси злаков. К сожалению, не в том количестве, как хотелось бы, поскольку пока нет собственных производственных мощностей. Но и теперь до 10% объема нашей реализации идет на экспорт.

А спрос есть? Какие страны оценили продукцию вашего производства?

- Вы знаете, спрос есть. В частности, в Польше. Сейчас ведем переговоры с представителями США - там большая заинтересованность со стороны выходцев из Украины, которые имеют дистрибьюторскую компанию, работающую с торговыми сетями. Как раз планируем с ними встречаться. Также есть спрос на нашу продукцию в Африке, странах Азии. Вообще, география экспорта достаточно разнообразна - овсяную кашу едят на завтрак в каждом отеле мира, и мы понимаем, что это все - наши потенциальные покупатели.

Например, на новом оборудовании компания Agricom Group сможет производить достаточно тонкие хлопья, которые быстро готовятся, но без изменения их структуры и без добавок. Единственное, что мы предлагаем потребителю, - это добавить к овсянке сухофрукты или другие натуральные компоненты на любой вкус. И это будет продукт, который, по моему мнению, имеет больше преимуществ в долгосрочной перспективе.

Злаки или другое сырье также отправляете на экспорт?

- Конечно. Мы выращиваем пшеницу, кукурузу, подсолнечник, рапс. Из нетрадиционных - масличный лен, который сеем и на Черниговщине, и в Белокуракинском районе Луганщины. Уже третий год подряд работаем с этой культурой, которая идет в основном на экспорт или напрямую от нас, или через посредников.

В Украине семян льна остается около 10%. Большой спрос на него в Китае - идет на масло. В объединенной Европе - спрос на сами семена, которое обычно подают в отдельной тарелочке как полезную вкусовую приправу к основным блюдам. В Америке этот продукт пользуется необычайным спросом. Там вообще все приправляют семенами льна: добавляют его к любому продукту питания - в хлеб, кондитерские изделия, даже к колбасе.

А не пробовали в Украине перерабатывать лен?

- Относительно переработки льна на масло, то это практикуется в Украине, а дальше продукт в виде масла или шрота идет на экспорт. По нашему заказу лен перерабатывается сертифицированными предприятиями, а потом мы уже самостоятельно реализуем готовую продукцию.

Очищенный кондитерский лен экспортируем в объединенную Европу, а для нужд химической промышленности в виде масла - в Китай. Там из него производят технические и косметические масла, духи и тому подобное. Спектр использования льняного масла очень широк. Так, Китай уже заключил контракты с большинством экспортеров льна в Украине. И хотя наше государство не входит в перечень лидеров - экспортеров льна, таких как Казахстан, но за три года выращивания этой культуры нашей компанией наша доля в национальном производстве стабильно увеличивается и уже составляет около 10-15%.

Из всего собранного урожая 50-60% перерабатывается в Украине и идет на экспорт в виде масла или шрота. Последний, кстати, используется для кормления коров, из молока которых изготовят хорошо известный в мире «Пармезан» - итальянский твердый сыр. Омега-кислоты, содержащиеся в льняном семени, имеют важное значение в кормлении этих животных и являются важным фактором для создания этого особого вида сыра.

Petro Melnyk3

Англичане, как известно, любят овсянку. Предлагали вы им свою, украинскую?

- Вы попали в точку - как будто знали, что три дня назад я общался с Лондоном по поводу нашей овсянки, отправили им наши образцы. Однако на этом этапе есть некоторые сдерживающие факторы по ее экспорту, так как спрос превышает объемы, которые можем предложить. Поэтому ждем год до открытия завода и тогда активно будем работать в этом направлении. Ведь заинтересованная в продукции Agricom Group сторона готова покупать ее объемом от тысячи тонн в месяц, а мы, к сожалению, пока гарантировать такие поставки не можем, потому что должны нас полагаться на партнеров, которые не всегда в состоянии выполнить обязательства. Поэтому считаем, что запускать цепочку пока не стоит, хотя понемногу, в небольших объемах, поддерживаем экспорт в Молдову, Болгарию, Румынию.

Если у человека есть желание работать, то нам по пути

 

Вы участвуете в процессе принятия специалистов на работу? Каким требованиям нужно соответствовать, чтобы работать в Вашей компании?

- Да, я лично участвую в собеседованиях при принятии на работу в Agricom Group. Вместе с заместителями мы заранее оговариваем те требования, которыми должны владеть кандидаты. Существують определенные  качества, мерило ценностей, которому должны отвечать наши сотрудники. Оно зашифровано в коротком слове «лидер»: Л - лояльность, и - инновационность, Д - доверие, Е - эффективность, Р - развитие.

Когда встает вопрос, кому именно из кандидатов отдать предпочтение, чем Вы руководствуетесь? Что самое важное в человеке, чтобы его назначить, например, руководителем структурного подразделения?

- Иногда я также ошибаюсь в выборе людей при приеме на работу - и это нормально. Я тоже должен всегда  чему-то учиться. Но для меня главным является желание человека работать. Если он ищет место, где может себя реализовать, то я бы сказал, что нам по дороге. Если понимаю, что человек ищет прежде всего материальную выгоду или же, возможно, еще не понял, чего хочет, то брать на работу такого специалиста нет резона. Поэтому первый критерий отбора - это желание работать, а второй - профессионализм. Каждый человек, который приходит в коллектив, должен добавить к его достижениям что-то новое - или сейчас, или в перспективе. И если этого не происходит, то компания теряет гораздо больше, чем, скажем, от просчетов в финансировании или получения некачественного урожая. Потому что без людей изменить вообще ничего невозможно. Это я хорошо понимаю, и поэтому люди у нас всегда на первом месте.

Кому выгодно наращивать урожайность «на бумаге»

 

Вернемся к АПК. Сокращение объемов сельхозпроизводства, которое уже второй год подряд демонстрирует официальная статистика- это временное явление или определенный показатель нашей деградации?

- А я не верю статистике. Потому что все познается в сравнении. Я вижу, что происходит сейчас с землей, как ежегодно конференции BASF или «Сингента» собирают все больше заинтересованных людей, вдохновленных и с огоньком в глазах - и фермеров, и руководителей крупных предприятий, которые охотно изучают новые подходы, пытаются понять, как лучше и результативнее работать. Проблемы и трудности, конечно, есть. В прошлом году, например, аграрии имели негативный эффект от засухи. Почти все компании, которые работают в восточной и центральной частях страны, почувствовали ее последствия. Также была проблема с оборотными средствами. В основном, работали на том, что накопили раньше, потому что кредиты были недоступны даже для крупных холдингов. Многие компании брали семена в долг, собирали урожай и рассчитывались за одолженные ресурсы. И за счет этого мы тот сложный год прошли и даже сформировали определенный запас для развития.

К сожалению, у нас в сельском хозяйстве есть такая проблема, как завышение или занижение показателей для применения различных схем. Честно говоря, я противник этого всего.

То есть Вы против любых бюджетных поддержек?

- Да, если мы не хотим, чтобы у нас и в дальнейшем «пилили бюджеты». Когда стремимся достичь какого-то результата, то нам надо просто не мешать. И если и помогать с финансированием, то это не должно быть финансирование дотационное.

Возможно, какие-то направления сельского хозяйства и нуждаются в дотациях, даже в растениеводстве. Но есть и переработка, и мясное производство, и молочное, и они очень отличаются, у них разное положение, это разный рынок - и внутренний, и мировой, - разные тенденции. Когда мы говорим о аграрном бизнесе - надо это все разграничивать и смотреть на ситуацию по каждому направлению отдельно, чтобы четко понимать, что, где и сколько нужно.

НДС, который хозяйства оставляли себе на развитие, в какой-то степени помогал тем, кто был готов развиваться. В то же время - это схема, для которой и повышали производственную статистику.

Можно подробнее?

- К сожалению, обычная вещь: если надо - наращивали «на бумаге» урожайность, чтобы за продажу выращенного начислить большую сумму НДС, а затем в большем размере этот НДС возместить. Цепь достаточно сложная, но наши налоговики очень хорошо ее знают.

Поэтому я рад, что сейчас всех выравнивают, но это «выравнивание» происходит каким-то непонятным образом. В птицеводстве оставляют на развитие отрасли 80% НДС, в сфере выращивания зерновых - 15%, а к примеру, свеклы - 50%. Так не должно быть, иначе снова создадим проблему, которую через несколько лет придется решать.

Страна должна мыслить не годовыми или двухлетним планами, а стратегически. У нас, например, в компании пятилетнее планирование. Если государство «мыслит» на перспективу менее чем на 20-50 лет, то, считайте, государства не существует. И нам это нужно понимать.

Узнать, что происходит в стране, можно  просматривая ее бюджет

 

Сейчас наша страна очень ориентируется на внешние займы, от которых мы теряем гораздо больше ...

Займы -  это только инструмент вложения денег в страну. Главный вопрос - не в том, у кого одалживать - у МВФ или ЕБРР, или у украинских бизнесменов, - а как одолженное использовать. Если направлять на то, чтобы раздать эти средства как социальную помощь и при этом украсть 30%, то, простите меня, МВФ следующем году для тебя снова будет «плохим». У МВФ есть свои определенные требования. Ли Куан Ю, создатель известного «сингапурского чуда», на самом деле не сотрудничал с МВФ, но не исключал такой возможности. Во-первых, инвестиции, которые он привлек на территорию 700 км2 Сингапура, значительно меньше, чем нужно привлечь в Украину. Во-вторых, Украину своими внутренними деньгами мы не изменим. Вот, например, сейчас мы покупаем швейцарское оборудование, но кредиты в Украине взять невозможно. Берем под швейцарские гарантии, нам швейцарцы готовы давать деньги, учитывая нашу репутацию - мы можем рассчитывать на них, поскольку компания хорошо себя зарекомендовала. И эти деньги, как я вижу, вполне окупаемые.

Также надо четко понимать, зачем мы как страна берем кредиты международных финансовых организаций - чтобы вложить их в окупаемые проекты, или чтобы их и дальше «законно» разворовывали, например покупали на «острые нужды» чиновников самолеты, латали «черные дыры» бюджета и тому подобное. Не вижу проблемы с сотрудничеством ни с МВФ, ни с Всемирным Банком, надо только понимать требования, которые перед нами ставят, а также то, что у нас достаточно непростая ситуация. Узнать, что происходит в стране, можно просматривая ее бюджет - так же, как, просмотрев бюджет любой фирмы, через отчет о доходах и расходах можно за 20 минут проанализировать ее деятельность и текущее состояние.

Опыт не купишь ни за какие деньги

 

Как решаете вопрос с арендодателями, которые не хотят получать официальную плату за свои паи?

- Не подписываем договора. Объясняю им, что они больше потеряют. Нам пришлось несколько собраний провести, объяснять людям, в конце концов удалось найти убедительные аргументы, достучаться до людей, чтобы они осознали, что субсидии - не вечны, что это не ключ к решению всех проблем. Каждому владельцу пая требуется подтверждение того, что происходит с его землей.

Скажем, такая ситуация: люди с севера Луганщины переезжают в Россию. Мы им платим за семь-десять лет арендную плату, а они за счет этого покупают себе дом в России, чтобы жить у своих родственников, иметь возможность ухаживать за родителями. Но без официального договора аренды я бы этого не сделал. Вся наша земля зарегистрирована. И общины наконец начинают понимать важность такого подхода. Поэтому можно, конечно, написать, что обрабатываешь и 500 тыс.га, но у тебя зарегистрированной земли, к сожалению, совсем другое количество. Также это следует контролировать на уровне государства.

То есть Вы твердо уверены в перспективе, если выдаете людям арендную плату на семь лет вперед?

- Конечно, мы верим в перспективу, поэтому и инвестируем средства в свои мощности, и современную технику покупаем. И сам подход строим не так, как компания-однодневка, которая сегодня людям наобещала, а завтра соберет урожай и исчезнет.

 

Petro Melnyk4

А какую технику покупаете?

-Как ни прискорбно, зарубежного производства. Я патриот Украины и с радостью покупал бы отечественною продукцию, но к ее качеству и надежности еще, к сожалению,есть вопросы. Конечно, несколько единиц отечественной техники в наших хозяйствах есть. Например, в прошлом году в Нежине взяли перегружатели для зерновых. Изменили подход к технологии: теперь машины у нас уже не ездят по полям. Зерно с комбайна сразу подается в бункеры перегружателей, а те, в свою очередь, ссыпают собранное в машины, которые стоят на пути вдоль поля. Таким образом уменьшается нагрузка на землю, это прибавляет урожайности на хороших 5-10%. И почва действительно лучше «работает», и к тому же экономия на бензине.

То есть тракторы у Вас - основная техника на поле. Вы сами их выбирали?

- Конечно. Ко всему, что покупаем, отношусь очень серьезно, непосредственно участвую в процессе отбора оптимальных вариантов, если это большие инвестиции. У нас четыре трактора Caterpillar - это самые дорогие покупки. Challenger МТ700 / 800Е есть. Называем их три «тройки» и одна «пятерка» - 370 и 507 л.с. Такие вот мощные гусеничные «лошадки».

Берем технику через дилеров, но тендеры проводим обязательно. Побывал даже в Америке, на мощностях заокеанского производителя, но, как ни парадоксально, так и не добрался до отечественных Харьковского тракторного завода или Херсонского комбайнового ...

Но и это все - не самое главное. Думаю, можно приобрести лучшее производственное оборудование, но опыт не купишь. Их опыт, к сожалению, минимум лет на сорок нас опережает. У них всегда было четкая родство между производителями и аграриями, и они действительно опережают нас в технологиях.

А комбайны у Вас какие?

- John Deer. Используем те, которые нам достались в наследство. Как раз анализируем, есть ли вообще смысл покупать комбайны, или выгоднее их арендовать. Есть вещи, которые нет смысла делать самому, а стоит доверить их аутсорсингу (англ. оutsourcing - передача компанией части ее задач или процессов сторонним исполнителям на условиях субподряда. - Ред.).

Мы по-максимуму отдали. Наш офис, как видите, не очень большой, хотя здесь размещаются сразу две компании: ТД «Добродія» и наш центральный офис Agricom Group. Работает здесь всего 70 человек, и это все руководство. Всего в штате компании 350 работников - с персоналом элеваторов, охранниками, которых у нас достаточно много. Почему так расширена охранная служба? Потому что у нас много замороженных объектов. К примеру, свинарники - решили, что пока не время. И их нужно охранять.

Едва ли не самыми важными для агросектора являются земельные вопросы. В частности, внедрение механизма купли-продажи гектаров для ведения товарного сельхозпроизводства. Какие Вы видите здесь перспективы?

- Это настолько глобальный вопрос, что я, честно говоря, не знаю, как на него отвечать. Мое личное мнение, что земля должна быть предметом товарных отношений.

Я вообще стараюсь строить все по простейшему сценарию. К сожалению, он предусматривает какой-то переход, некую «шоковую терапию» .Земля - ​​это предмет товарных отношений. Мне кажется, если бы раньше начали работать на рынке земли, было бы больше порядка.

Я думаю, что через несколько лет нас «накроют» земельные проблемы, если уже сейчас не начать их решать, даже сложными методами. Это так, как раньше было с языковым вопросом - теперь эту «козырную карту» уже не так сильно разыгрывают. Земельный вопрос такой же болезненный, и трудности его решения могут касаться каждого. Я реалист, мне не нравится сказка, которую подают соотечественникам - о том, что «мы не вводим оборот земли, чтобы сюда не пришли иностранные инвесторы и не скупили всю Украину». Это чушь!

Главное - не награды, а реализовать себя в этой жизни

 

Вы живете в частном секторе? Есть сад, огород?

- Я еще строю собственный дом. Будет и сад, и турник. А вообще - не знаю, нужен ли мне этот дом. Просто строю, чтобы и себе спокойнее, и было чем заняться дополнительно.

А дочь свою чему учите?

- Сколько Бы я не выдумывал себе, что я ее чему-то учу, - научить я ее могу только своим примером. Если она увидит, что я делаю что-то правильно, и это дает результаты - видимо, это и будет лучшее обучение. В жизни человека на первом месте должна быть мораль. Если у человека нет настоящих духовных ценностей, то нет, мне кажется, и самого человека. Дочке сейчас восемь лет, пытаюсь ей объяснить, что надо быть терпимее, добрее, с пониманием относиться к другим.

В июне моя дочь выиграла теннисный турнир - это ее первая победа, первая медаль. Она в шесть лет захотела заниматься настольным теннисом - увидела, как мы с мамой играем. Конечно, я рад ее первому успеху. Хотя главное - не награды, важно, чтобы ребенок чувствовал, что он шаг за шагом реализует себя в этой жизни.

 

Г. Квитка, специально для журнала «Пропозиція»

Ключевые слова: Agricom Group

Интервью
Міністерство аграрної політики, Ярослав Краснопольський
Недавние изменения в составе правительства могут коснуться  и деятельности Министерства аграрной политики и продовольствия. Что изменилось и каких новаций ожидать? С этим вопросом мы обратились к
доцент Львівського національного аграрного університету, канд. с.-г. наук Ігор Дидів (ліворуч) і співвласник компанії "Тетра-Агро" Сергій Прокопенко (праворуч)
Доцент кафедры садоводства и овощеводства Львовского национального аграрного университета, кандидат сельскохозяйственных наук рассказал сайту «Пропозиція» о новых исследованиях и их результатах.                     - Сейчас пора летних... Подробнее

1
0