Спецвозможности
Интервью

Новый президент АФПЗУ Виктор Гончаренко: "Открытие рынка земли было поспешным и не продуманным до конца"

29.11.2021
6707
Новый президент АФПЗУ Виктор Гончаренко: "Открытие рынка земли было поспешным и не продуманным до конца" фото, иллюстрация

В нынешнем году Ассоциацию фермеров и частных землевладельцев Украины возглавил новый президент. Им стал Виктор Гончаренко, с 2013 г. возглавлявший Черкасскую областную ассоциацию фермеров, а с 2016 г. был одновременно также вице-президентом АФЧЗУ. Так получилось, что он возглавил Ассоциацию фермеров в переломное время – менее чем за 3 недели до открытия рынка земли, которое откладывалось много лет. Так что разговор с новым президентом АФЧЗУ пошел о том, как выживают фермеры в нынешнем «идеальном шторме», когда к неопределенности в земельном вопросе добавилось беспрецедентное подорожание минудобрений.

 

Викторе Григорьевич, расскажите немного о себе, о своем пути как агрария и как фермера.

Работать на земле я начал сразу после школы – трактористом-машинистом в колхозе родного села Коврай Золотоношского района. Проработав год, поступил на факультет механизации УСХА (нынешний НУБиП). После учебы и службы в армии в 1991 году вернулся в колхоз, где стал главным инженером, а затем по совместительству и заместителем председателя.
 
В 1998 году решился создать собственное фермерское хозяйство. Многие знакомые, даже родственники, считали, что я делаю что-то неправильное, некоторые даже смотрели косо, как на буржуя, который несет угрозу обществу.
 
Но несмотря на все трудности удалось создать хозяйство, которое обрабатывает немногим более 100 га и имеет весь набор техники, который смог бы обработать и большую площадь. Параллельно с фермерством я уже много лет занимаюсь общественной деятельностью. В 2013 г. возглавил областную ассоциацию фермеров, которая имеет 1300 членов, и уже 6 лет, второй созыв подряд, являюсь депутатом областного совета.
 
 
 
Удалось ли чем помочь фермерам области, заседая в областном совете?

Да, и многим. В аграрную комиссию, где я работаю, почти каждый день обращаются сельхозпроизводители. Комиссия стала своеобразной площадкой для общения и переговоров аграриев с областным советом. Также часто приходилось решать вопросы блокирования налоговых накладных..

 

В последние годы неоднократно проходила информация, которую подавал и наш сайт, о жалобах сельхозпроизводителей области на коррумпированность местного Госгеокадастра. Участвовали ли Вы в решении проблемы?

Конечно. Я в составе инициативной группы из 10 фермеров ездил в Киев к тогдашней руководительнице Госгеокадастра, пару часов общались, обсуждали пути предотвращения конфликтных ситуаций. Мы жаловались, что часто пропадали документы, которые фермеры подавали на продление договора аренды. Фермеры имели первоочередное право на продление договора, добросовестно платили арендную плату. Когда же подходило время аукциона, оказывалось, что какая-то бумажка потерялась, квитанция, например, и фермера уже не допускали к аукциону. Доказывать свою правоту в судах было бесперспективно. Суды искусственно затягивали рассмотрение жалоб и многие землю потеряли. Впрочем, это имело место не только в нашей области, но и везде.

 

Рынок земли уже работает четыре с половиной месяца. Какие первые впечатления фермеров от него? В правильном ли направлении идет земельная реформа?
 
Скажем так, особого удовлетворения от земельной реформы нет. Фермеры встретили ее настороженно. Я не вижу, чем бы она помогла развитию фермерства или даже рядовому гражданину. Часть ученых говорят, что реформа была поспешной, что она не была продумана до конца. Цена на землю пока смехотворна по сравнению с европейской.

Да, нам в последние годы много рассказывали, что незаконно лишать пайщика права свободного распоряжения его собственностью. Даже решение Европейского суда по правам человека получили. Но посмотрим на этот вопрос под другим углом. Вот у пайщиков есть земля, в частности, у меня, потому что я тоже работал в колхозе. А где земля для подрастающего поколения? Ведь если земля в Конституции провозглашена национальным достоянием, почему одна часть нации может ее иметь, а другая – нет?

 

Объемы продаж земли пока, как свидетельствует оперативная статистика, невелики. Хотя высказывались опасения, что на селе многие злоупотребляют алкоголем и якобы из-за этого пропьют землю при первой же возможности. Многие ли люди хотят продать землю, просто ждут нормальной цены?
 
Многие сознательно не хотят продавать землю. Не только потому, что сейчас цены нормальной не дают. Конечно, иногда и таких жизненные обстоятельства заставляют продавать землю. Разве есть выбор, когда, например, приходится спасать близкого человека?

Вместе с тем власти, похоже, готовят механизм принуждения пайщиков к продаже земли – в виде законопроекта №5600. Он вводит такую налоговую нагрузку, что единоличники ее не выдержат и вынуждены будут продать землю. Да что там, не все фермеры ее выдержат. Хотя большинство из нас еще не такое переживало.

А те, кто живет одним днем ​​(а таких хватает и в городах, просто квартиры приватизировали уже давно, соответственно, и вырученные за них деньги они давно спустили), то в селе такие преимущественно продали свою землю еще до открытия рынка – через эмфитевзис. Договор эмфитевзиса можно заключить хоть на 300 лет, в то время как аренда ограничивалась 50-ю. Были такие, что по 5 паев продавали путём эмфитевзиса. Давали им на руки 100-120 тыс. грн за пай, то есть до полумиллиона в общей сложности, проходило полгода - и этих денег у человека не было: разлетелись моментально. Приходит зима, а субсидии на отопление нет, потому что человек получил на руки полмиллиона гривен. Так пай давал бы 10-15 тыс. грн в год, 5 паев – 50-70 тыс., и это была бы существенная и постоянная опора. А так в результате человек «тусуется» целый день в магазине, потому что дом не топлен, потом просится к соседям, мол, можно телевизор посмотреть, а то мой сломался, а на ночь возвращается в холодный дом. К сожалению, такие случаи не единичны.

 

А много ли арендованной земли уже выкупили фермеры?
 
У фермеров не хватает средств на выкуп земли. Выкупают по 1-2 пая – не потому, что больше не предлагают, а потому, что на большее денег нет. А так проблем нет. Разве что определенная очередь к нотариусам, потому что не все они работают с договорами купли-продажи сельхозземель.

Значительно хуже с землями постоянного пользования. Фермерам дали право на ее выкуп без аукционов и выплат на 10 лет. Но пока случаев выкупа очень мало, потому что процесс искусственно затягивают. Дело в том, что для этого требуется поддержка сессии ОТО. А на сессию эти вопросы не выносят, потому что главы ОТО оправдываются тем, что нет разъяснений по методике выкупа такой земли. Они заявляют, что боятся уголовных дел, поскольку у них нет четкого указания, как правильно эту землю продать фермеру, что боятся ошибиться: вдруг какокй-то подзаконный акт нарушат?

В этой связи мы обращались мы в Госгеокадастр, Минагрополитики, чтобы дать четкое разъяснение для ОТО, как сделать так, чтобы не было нарушений, на что опереться, и опубликовать это разъяснение на своем сайте. Появилась методика выкупа на сайтах облгосадминистраций. Но почему-то все равно процесс не так быстро идет, как хотелось бы.
 
Конечно, есть и такие фермеры, которые ждут, пока им кто-то «принесет на блюдечке». А есть и те, кто хочет выкупить как можно скорее, но не получается, потому что решение откладывают. Есть подозрение, что наверняка это делается в ожидании открытия рынка сельскохозяйственных земель для юрлиц. Ибо тогда иностранный капитал гарантированно найдет лазейки для инвестиций в украинскую землю. Будут заводить иностранный капитал для пополнения оборотных средств, для обеспечения технологического процесса. А средства, аккумулированные для этих целей раньше, пойдут на покупку земли. Есть подозрение, что депутатский корпус ряда ОТО зависит от крупных агрокомпаний, уже строящих планы по выкупу земель.

 

А много ли земли выкупают так называемые инвесторы, которые вообще не планируют даже приехать посмотреть на свою землю, а рассчитывают только на арендную плату и, возможно, на прибыль от перепродажи впоследствии?

Точной информации у меня нет, но интерес со стороны подобных инвесторов огромный. В каждый почтовый ящик приходит целый ворох рекламных буклетов, где обещают купить землю дорого, выгодно, взять на себя оформление документации, короче, сделать все, лишь бы им продали землю. Явно это не конечные покупатели делают, а агенты.

 

Поступала информация о предоставлении фермерам кредитов под выкуп земли. Это единичные случаи, или действительно, как когда-то говорили, «процесс пошел»?

Обещания дешевых кредитов, как мы и подозревали, остаются обещаниями. Фермеры готовы использовать кредиты, если проценты будут доступными. Госбанки в основном предлагают выгодные условия кредитования. Но много ли кредитов могут взять фермеры со своими оборотами?

Да и дают кредиты под покупку земли не всем. Кто имеет хорошую кредитную историю, то их кредитовать готовы, но есть вопросы дополнительного залога. Многим фермерам отказали, потому что у них не хватает залогового имущества. Обычно в залог берут ликвидное имущество. Старую машину или тем более трактор или сельский дом в залог не возьмут.
 
Поэтому фермеры опасаются брать ипотечные кредиты: вдруг что-нибудь произойдет - фермер потеряет и деньги, и землю. Боятся и того, что с банком что-нибудь произойдет. Так, во время «банкопада» несколько лет назад у многих фермеров средства со счета бесследно исчезли, и они до сих пор судятся без особых перспектив.

 

Интересна ли украинская земля европейским фермерам?
 
Однозначно да. Они смотрят на эту землю и облизываются. У них гораздо больше средств, чем у украинских фермеров, и они ищут возможности. Но нас пугают не они, а «денежные мешки». Недалеко от меня работает такой фермер, приехавший из Бельгии. Он успешно работает, создает рабочие места. От жителей села, от специалистов, с которыми я общаюсь еще со времен работы в колхозе, отзывы о нем положительные. Есть и более мелкие фермеры, которые сами закатывают рукава и работают.

Нас пугают холдинги. Мы уже сейчас видим: где пришел холдинг – там села нет, разруха хуже, чем была в войну. Почему-то именно к фермеру обращаются за помощью представители социальной сферы - мусор вывезти, школу отремонтировать, дорогу почистить от снега. Ведь эти фермеры тоже живут в этом селе, им не безразлично. Так что лучше, когда в селе 20-30 фермеров, чем один агрохолдинг, который держит 20-30 сотрудников.

 

А как фермеры сейчас обеспечены удобрениями?

Практически не обеспечены. Они просто шокированы такими ценами: с весны удобрения подорожали втрое – за тонну селитры иногда просят до 30 тыс. грн., когда весной она стоила 8-9 тыс. грн.

При такой обеспеченности удобрениями урожай в следующем году будет ниже на 20-30%, чем в нынешнем. На качестве продукции дефицит элементов питания также отразится. Если же внести столько же удобрений, как и в последние годы, себестоимость продукции возрастет на 40-50%.

В такой ситуации фермеры уже меньше стали покупать техники, откладывают планы по выкупу арендованной земли. А именно в последние годы фермеры стали покупать отечественную технику благодаря программе частичной компенсации стоимости. Хотя она и не самая лучшая, но это были еще и рабочие места в промышленности.

 

Закрывались ли ФХ после засухи в прошлом году на Юге?
 
Что касается закрытия, то это были единичные случаи. Но потеряли фермеры много. Наши члены ассоциации как могли помогали тем, кто оказался в беде. Из Донецкой области 2 фуры посевного материала отправили в Одесскую, хотя тем фермерам самим несладко на линии разграничения. Отправляли посевной материал и фермеры из Полтавской, Черкасской, Киевской областей.
 
Хотя в подобных ситуациях первым должно оказать помощь государство. Какую-то помощь оно в конечном счете оказало. Нужно, чтобы Украинский государственный фонд поддержки фермерских хозяйств работал именно в этом направлении, чтобы в нем были сэкономлены средства именно на такие случаи.
 
Сейчас многие обвиняют Укргосфонд в коррупции. Я считаю, что там нужно только правильно поставить работу. В фонде получить кредит гораздо проще, чем в банке, там средства без процентов, только с залогом. Там должен быть и страховой фонд на случай стихийного бедствия.
 
 
 
Подытоживая разговор, хочу спросить: что будет с фермерами в ближайшие годы и как им выжить?

Фермеры выживут. Мы переживали еще более трудные времена. Лишь бы государство повернулось к нам лицом. Потому что пока мы видим противоположное. Яркий пример – животноводы. Аграрные чиновники так много говорят, говорят о добавленной стоимости, о рабочих местах. А только кто-то поверит им, начнет заниматься животноводством, создаст ферму, которая работает «по-белому», под присмотром ветеринаров, как только у него появляется какая-то копейка, проходит 2-3 года – так и выстраиваются «колядники» из разных контролирующих органов . Так же с теми, кто организует переработку. Потому что если захотеть, то и к столбу можно придраться – сказать, что он не так стоит. И фермеры пока беззащитны перед всей этой армией, которая приходит доить фермера, пока тот доит коров, будучи неотлучно привязан к ним.

 

Беседовал Богдан Малиновский, b.malinovskiy@univest-media.com

Интервью
Государственная служба по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей (Госпродпотребслужба) официально работает в Украине с февраля 2016 года. Служба была образована в соответствии с
Немец Дитрих Трайс уже 20 лет живет и работает в Украине. За это время он привел в страну инвесторов, которые вложили сюда десятки миллионов долларов. В последние годы господин Дитрих работал директором агрофирмы сначала у одного, потом у... Подробнее

1
0