Спецвозможности
Интервью

Будущее за репутационной ответственностью предприятий, - Виталий Башинский

19.06.2017
1724
Будущее за репутационной ответственностью предприятий, - Виталий Башинский фото, иллюстрация
Башинский Виталий Владимирович, национальный консультант FAO по вопросам биобезопасности и ветеринарии

Общепризнанные стандарты безопасности качества пищевых продуктов – это язык, на котором говорят импортеры, международные торговые сети и закупщики. Украина пока что только на пути  формирования культуры пищевой безопасности. О том, что тормозит внедрение стандартов и какие методы контроля самые эффективные  propozitsiya.com рассказал национальный консультант FAO по вопросам биобезопасности и ветеринарии Виталий Башинский.
 

- Сейчас чиновники отчитываются о целом ряде мероприятий по дерегуляции, в том числе системы контроля за безопасностью продуктов питания. Как отзываются о дерегуляции в Вашей отрасли предприятия - им действительно стало легче работать?

- Крупные холдинги контролируют производство пищевых продуктов полстраны в части экспорта и внутреннего рынка, и многие из них сейчас не довольны, что самостоятельно приходится защищать свой бизнес. Когда раньше помогало государство, они смотрели на подобные проблемы сквозь пальцы: подумаешь, там кто-то сидит на границе и мешает провезти 3 контейнера. Когда старая система контроля была ликвидирована, откуда-то появилась африканская чума свиней, которая уничтожила ощутимую часть свинопоголовья в малых фермерских хозяйствах, охотничьих хозяйствах и даже промышленного сектора. В результате украинские предприятия по целому ряду товарных позиций потеряли право экспортировать продукцию в любые страны, что больно ударило по благополучию производителей. Вдруг бизнесмены озадачились вопросом: а где же государство? Оно вполне логично ответило: «У нас в стране демократия. Теперь вы сами управляете». Предприниматели возразили: «Не путайте демократию и хаос! Демократия должна быть управляемой. Верните компетентные органы!» И правда, США возобновило подразделение полиции, которая занималась биотерроризмом и т.д. А наши полицейские не могут даже проверить документы во время транспортировки потенциально контаминированных объектов. Бороться с коррупцией нужно, но не следует перегибать палку. Если нужно почистить стадо, это не значит, что его нужно полностью заменить, нужно просто найти" паршивых "овец.

- Есть ли у нас такие механизмы?

- Конечно. Если вернуться к репутационной отвественности, то сегодня предприятия, которые отстаивают свою репутацию, выступают за возвращение не тотального, а диференциированного рискориентированного контроля. Для этого Украине нужно учить своих специалистов отстаивающих позиции государственных гарантий. Раньше в Украине работало 39 тыс. контролеров. А ведь по факту достаточно 10 тыс. профессионалов.  Со временем их станет еще меньше - 3 тыс. инспекторов. Главное – это зрелость общества. Если мы ее достигаем, все само собой наладится: увеличатся зарплаты, бизнесмены перестанут уклоняться от налогов, используя оффшоры.

- И Украина действительно станет интересной для бизнеса?

- Нужно понять, кто управляет этой страной. У меня большие сомнения, что инвестиции в объеме нашего реального годового бюджета проходят просто так, бесконтрольно. Люди, которые дают эти деньги, хотят получить результат. Просто мы, как обыватели, наверняка не знаем реальной подоплеки происходящих процессов.  Но то, что сейчас бизнес говорит «Верните мне контроль! Я хочу чтобы контролер контролировал и меня, и моего соседа без поблажек», значает, что он стремится к равным и прозрачным условиям.

- Возможно ли их создать?

- Мы сломали старую систему. И одновременно потеряли очень много времени, потеряли статус благополучия по чуме  свиней, потеряли признанный и оценённый статус по структуре Госпродпотребслужбы. Она была лучшей на момент 1997 года. В 2009-м МЕБ  провело обучение коллег из 7 европейских и постсоветскихстран и успешно продемонстрировали, как можно эффективно осуществлять контроль на такой огромной территорией как Европа. Специалисты из разных стран убеждались, что вокруг у всех соседей эпицентр АЧС, а в Украине нет ни одной вспышки. Потому что система работала. Кому-то это не понравилось, и мы все «попались» - нас можно аккуратненько поделить, завести сюда инвесторов, укорениться, начать производить продукцию и восстановить все назад, но уже под себя.

- Принцип «разделяй и властвуй»?

- Его никто не отменял. Нужно понимать, что когда мы говорим о реформах, то на самом деле их у нас не было. Реформы – это, когда у нас есть базис, который мы улучшаем. У нас же было стирание, работа ластиком по измазанному листку бумаги. Сейчас мы начинаем менять листок и рисовать что-то заново. Но 5 лет потеряны. Поэтому наше будущее – репутационная ответственность.

- Имеют ли шанс крафтовые компании вырасти до больших империй?

- Шанс есть всегда. Сказать, что это произойдет быстро и со многими, не могу. Многим из них нужно просто поставить достижимую цель, и они будут планомерно к ней двигаться. По ее достижении - ставить следующую цель, немного выше. Многие останавливаются по одной простой причине: больше не нужно, ведь всех денег в мире не заработаешь.

Маленькие компании сейчас получили реальный шанс занять свою нишу: чем ты эксклюзивнее, тем крепче ты застолбишь в сознании потребителя свою незаменимость или эксклюзивность. Чем быстрее придумаешь незабываемые название, внешний вид и другие маркеры, которые будут выделять тебя среди других, тем больше развития получишь. Почитайте о мировой практике ведения сельского хозяйства: ведущие страны переходят от крупных хозяйств к мелким. Последних сложнее контролировать, но они настолько дорожат своим именем, что их не нужно контролировать. Кроме того, это очень резко снижает давление на окружающую среду, можно развивать множество разных трендов, которые нужно развивать: хорошая курица, зеленое производство….  Хотя на самом деле это миф – курица, живущая на не подготовленной земле вынуждена получатьв 2 раза больше антгельминтиков и антибактериальных средств, чем курица в закрытом помещении, в клетке, иначе она погибнет или её количество станет не интересным в промышленных размерах, превратится в домашнее хозяйство. Только через дождевых червей передается несколько болезней, которых в клетке никогда не может быть. Поэтому если мы говорим о «зеленом производстве» - это только защита окружающей среды, но не потребителя.

- А как же органическое производство?

- Органическое производство растительной продукции существует, а животной практически нет. Если она не связана с использованием органических кормов, специально подготовленной воды и других моментов связанных с кормлением животных и птицы. Органика – это защита внутреннего рынка. Она усложняет жизнь внутреннему производителю, немного укрепляет экономику, потому что появляется более дорогой товар, он аккумулирует большее количество денег, и они остаются внутри страны. Все зависит от уровня и качества промывки мозгов. Все те вещества, которые курица может нарыть в земле, можно уложить в премикс. И с точки зрения химии это будет абсолютно одно и то же. Сомневаюсь, что курица, находящаяся под открытым небом, на солнце, будет здоровее, чем та, что находится в клетке под ультрафиолетовой лампой. Она может быть здоровее в плане суставов или тонкости мышечных волокон, но по химическому составу курица из клетки будет в 10 раз безопаснее, чем та, которая контактировала с больной синантропной птицей. А курицу в клетке фермер защищает от контактов, потому что это его деньги, это конкурентное преимущество.

- Какие полномочия, отобранные в процессе дерегуляции, нужно вернуть контролирующим органам?

- Ничего не нужно возвращать. Назад движения быть не может. Нужно усовершенствовать то, что у нас есть. У нас есть структура недееспособная, ее специально такой создали, потому что иначе ее трудно дискредитировать. Но это не значит, что там работают плохие специалисты. Люди там великолепные, их нужно сберечь, ведь в их обучение вложены сумасшедшие деньги. Нужно разделить технические барьеры в торговле, санитарные и фитосанитарные меры и поставить туда двух руководителей и подчинить их Кабмину без зарегулированных посредников. Это наиболее эффективный управленческий орган на сегодня, чем любое другое министерство, которое имеет свои интересы в части формировании политики и это абсолютно объяснимо.

- Ветеринарная полиция нужна?

- Она есть везде, даже в США, но имеет другое название. Есть полиция со специализированным образованием, которая может бороться с эпизоотиями. В Украине ее создание, я думаю, тоже неизбежно. После того, как мы увидели, что нет контроля по перемещению, нужно не вернуть контроль, а наделить необходимыми полномочиями уже существующие органы Национальной полиции. Да, мы отменили «форму 2», у нас нет сопроводительных документов. Так верните ему (производителю) право и обязанность вносить данные самостоятельно через интерфейс мобильного телефона Неужели это сложно для государства, которое каждый день тратит 5 млн долларов на войну? 100 тыс. долл. в год можно потратить на создание приложения, к которому полицейский или любой госинспектор будут иметь доступ. Государство должно сделать это, пока до этого не догадался частник. При взимании оплаты пусть даже 1 коп.соперации  за год набежит 25 млн.

- Почему до сих пор ведутся дискуссии по поводу внедрения системы пищевой безопасности HACCP?

- Когда мы жили в одном большом государства, система ГОСТ, ОТК воспринималась как что-то нерушимое и незыблемое. Она была превосходной, потому что другой не было. А вы знали, сколько по ГОСТу шло нитрита натрия в колбасу? И вот мы приезжая в Европу, говорим, что их серая колбаса не вкусная, а ведь розовой ее делает как раз нитрит натрия, который в Европе запрещен.

Вопрос - в нашем восприятии, в том, насколько мы готовы меняться вообще внутри. Учась в советской школе, я был пионером, и если бы я пришел в школу в зеленом галстуке, меня бы побили. Сейчас колбасу производят те, у кого в голове сидит догма о красном галстуке. Поэтому вопросы ответственности за бренд, репутацию у нас проявляются точечно. В основном там, где есть заграничные инвестиции и люди с новым взглядом, которые понимают: добавьте в эту серую массу четыре оранжевых пятна (образное понятие, не буквальное, означающее уникальность, отличие, прим. автора) - и это взорвется. И взрывается мы видим эту уникальную фермерскую продукцию в Италии, Франции и Украине!

Мы не привыкли выделять себя среди других, мы хотим быть как все. Точно так же построена система контроля. Нам легче контролировать всех одинаковых, чем кого-то, кто выбивается из строя. С теми, кто выделаются, борются дополнительными требованиями. И типичная реакция производителя: вернуться в строй таких, как все, по-прежнему производить фальсификат, получая свой доход…

Но система меняется. Мы поняли, что так больше нельзя и что можно торговать не только в бывшем СССР, а и в Европе, Египте, Китае. Изменения идут тяжело. Почему мир смог внедрить систему качества без революций и потрясений, а у нас обязательно нужны «расковырывания» и внутренние разрушения? У коммунистической республики Китай HАССP внедрен 10 лет назад на крупных предприятиях, которые экспортируют. Ведь они отталкивались от того, что хотели получить, а не от внутренних конъюнктурных игр.

Сейчас и наши предприятия готовы к внедрению НАССР. Идея до них донесена, суть им понятна. Но пугает тенденция: дедлайн уже установлен, а нововведенных систем нет, хотя раньше их было порядка 2-7 % в год. Думаю, как только Госпродпотребслужба начнет проводить аудит и оценку, люди внутри предприятий поймут, что государство разобралось, и будут его догонять.

Светлана Цибульськая, s.tsybulska@univest-media.com

 

 

Интервью
основатель и генеральный директор фирмы YouControl Сергей Мильман
Ранней весной, когда вдруг все проснулись и бросились закупать удобрения, западноукраинским аграриям начали звонить от имени известного местного дилера сельхозхимии с выгодными предложениями на условиях предоплаты. Когда товар не приходил... Подробнее
О глобальном потеплении говорят уже несколько десятилетий. Какие конкретные практические последствия от него уже почувствовало сельское хозяйство Украины и что еще ожидать рассказывает самый

1
0